Главная

Регистрация

Вход
Понедельник, 17.12.2018, 00:43
Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 10
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 9
  • 10
  • »
Форум » Православная страница » Чудеса православия » Чудеса Православия
Чудеса Православия
ПластунДата: Пятница, 19.08.2011, 17:43 | Сообщение # 1
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
По Вере Вашей, да будет Вам

 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:16 | Сообщение # 16
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Из жития преподобного Нифонта Афонского.

Так как к святому Максиму многие стекались ради чудес, которые совершал он, и ради пророчеств о будущем, то святой Нифонт, не терпя молвы, с соизволения и по совету святого Максима удалился в пещеру противу местности святого Христофора и там безмолвствовал. Немного протекло времени, как пришел к нему с его родины инок Марк, у которого был брат, чтобы подчинить себя старческому его водительству. Святой принял его с любовью и повелел ему построить каливу как себе, так и брату.
—Что ты, отче? — возразил удивленный Марк. — Брат мой — мирянин и живет в кругу своих родных.
—Прости, - отвечал ему смиренный Нифонт, — я помешанный и не знаю сам, что говорю. Не слушай меня и делай, что тебе угодно.
Между тем настал праздник святого Афанасия. Преподобный, посылая Марка в лавру на этот праздник, сказал ему: — Возвращаясь с праздника, приведи с собою и брата твоего.
Марк на это возразил святому Нифонту то же, что и прежде. Но, приближаясь к лавре, он вдруг видит брата своего у монастырских ворот. Пораженный пророчеством святого, радостно обнял он пришедшего и, по окончании лаврского праздника, возвратившись вместе с ним к своему старцу, пал к ногам святого и просил у него прощения в своем маловерии. Вскоре затем Марк до крайности разболелся, и святой, упрекнув его за маловерие и сомнение в чудодейственной силе Божией, помазал его елеем от неугасимой лампады, и Марк восстал от болезненного одра.
— Се здрав еси; ктому не согрешай, да не горше ти что будет, — сказал ему при этом святой Нифонт.
Спустя несколько времени после сего Марк стал просить у Нифонта позволения половить рыбы в море и услышал от него следующее: — Научись прежде уловлять и замечать нечистые помыслы, а от моря и ловли рыб откажись, да не погрузишься в море искушений.
Марк не обратил внимания на старческий совет и под предлогом измовения загрязнившегося платья спустился к морю, закинул удочку и наслаждался совершенным удовольствием. Преслушание не прошло даром. В то самое время, как Марк весь был погружен в свое занятие, вдруг из моря выпрыгнул и кинулся прямо на него огромной величины зверь. Марк ужаснулся и, молитвенно призвав на помощь своего старца, едва-едва кое-как избавился от зверя. Находясь вне себя от страха и в то же время держа в руках пойманную рыбу, он прибежал к святому; но этот с отеческим участием сказал: — Преслушниче! Тот, кто преобразился в змия на прельщение праотцов, и ныне принял вид морского пса на твою погибель, и только Христос, пришедший в мир для упразднения вражеской силы, по неисчетной Своей благости помог тебе, в ожидании твоего покаяния. Что же касается до пойманной тобою рыбы, как плода преслушания, я ни под каким видом не решусь коснуться ее.
Тронутый старческим выговором, Марк пал к стопам его и плакал слезами раскаяния. С того времени он исправился и оказывал полное послушание святому.

***

Один монах, страдавший много лет головною болью, вместо того, чтобы искать помощи свыше, обратился к врачам, — истратил на них все, что имел, и не получил никакой пользы. Видя такую тщету человеческих пособий, он наконец пришел к преподобному и, припадая к ногам его, умолял его о даровании исцеления.
—Верую, святче, — говорил он, — чего ни попросишь ты у Бога, дастся тебе.
—Напротив, брат, — отвечал преподобный, — я — человек грешный, а грешного Бог не послушает.
Между тем больной, заливаясь слезами, не переставал припадать к стопам его и умолять об исцелении его от болезни. Тогда блаженный Нифонт, тронутый страдальческим положением брата, прочел молитву над головою больного, и больной почувствовал, что будто шум или сильный вихрь вылетал из головы его. Вслед за тем он исцелился и, славя Бога, возвратился в свое жилище, полный удивления и признательности к своему врачу.
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:16 | Сообщение # 17
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Из жития преподобного Тита, пресвитера Киево-Печерского.

В Киево-Печерской Лавре были два инока, священник Тит и диакон Евагрий. Несколько лет они жили между собою так дружелюбно, что прочие братия дивились их единодушию. Но враг рода человеческого искони сеет плевелы посреди пшеницы! Он посеял между ними вражду и гневом и ненавистью так омрачил их, что они не могли без досады даже взглянуть друг на друга. Когда, отправляя Божию службу, один из них шел с кадильницею по церкви, то другой отходил в сторону, чтобы не услышать фимиама, а если иногда сей последний оставался на своем месте, то первый проходил от него как можно далее. Сия взаимная злоба продолжалась весьма долго; и они, не примирившись между собою, дерзали приносить бескровную жертву Богу. Сколько братия ни советовали им, чтобы отложили гнев и жили между собою в мире и согласии, но все было тщетно!
Однажды священник Тит тяжко разболелся. Отчаясь в жизни, он начал горько плакать о своем согрешении и послал к недругу своему просить прощения; но Евагрий не хотел слышать о том и начал жестоко проклинать его. Братия, соболезнуя о столь тяжком заблуждении, насильно привлекли его к умирающему. Тит, увидев врага своего, с помощью других встал с одра и пал пред ним, слезно умоляя простить его; но Евагрий был так бесчеловечен, что отвратился от него и с остервенением воскликнул: — Ни в сей, ни в будущей жизни не хочу примириться с ним! — Он вырвался из рук братии и пал на землю.
Иноки хотели поднять его; но как изумились, увидев его мертвым и столько охладевшим, как бы умер несколько времени назад! Их изумление умножилось еще более, когда священник Тит в то же самое время встал с одра болезни здоров и как бы никогда болен не был. В ужасе от столь необыкновенного происшествия они окружили Тита и один пред другим спрашивали: — Что значит это?
— Будучи в тяжкой болезни, — отвечал он, — доколе я, грешный, сердился на брата моего, видел Ангелов, от меня отступивших и плачущих о погибели души моей, а нечистых духов радующихся — вот причина, почему я всего более желал примириться с ним; но как скоро привели его сюда, и я поклонился ему, а он начал проклинать меня, я увидел, что один грозный Ангел поразил его пламенным копием, и несчастный мертв повергся на землю; а мне сей же Ангел подал руку и восстановил от одра болезни.
Иноки оплакали лютую смерть Евагрия и с того времени более прежнего начали блюстись, да никогда солнце не зайдет во гневе их.
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:16 | Сообщение # 18
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Из жития святого Иоанна, архиепископа Новгородского.

Новый чудотворец российский, святой Иоанн родился в Новгороде Великом. Родители его — Николай и Христина — были люди благочестивые. Посему как он, так и брат его Гавриил — оба были воспитаны в страхе Божием. С малого возраста святой Иоанн посвятил себя Богу и вел добродетельную жизнь; когда же он достиг совершеннолетия, то был рукоположен в пресвитера к церкви священномученика Власия. Новопоставленный иерей еще с большим усердием стал служить Господу, неукоснительно и строго соблюдая все заповеди Божии. Между тем родители святого Иоанна умерли. И прежде он любил безмолвную тихую жизнь, даже намеревался принять иноческое пострижение; теперь же, посоветовавшись с братом своим Гавриилом, он решил создать новый монастырь на средства, оставленные родителями. Сначала они построили деревянную церковь во имя Пречистой Богоматери в память преславного Ее Благовещения и основали монастырь; потом замыслили они воздвигнуть и каменную церковь. С нетерпением начали братья приводить в исполнение свое благое намерение, стали со тщанием строить каменную церковь и уже довели ее до половины, но вынуждены были остановиться: средства их истощились. Сильно опечалились этим блаженный Иоанн и брат его Гавриил, и велико было их огорчение. Но, питая твердую веру и великое усердие к Пречистой Богородице, они обратились с молитвою к сей скорой помощнице и утешительнице всех, в скорби находящихся: — Владычица наша! — молились братья. — Ты знаешь нашу веру и любовь к Сыну Твоему и Богу нашему; Ты видишь наше усердие, с коим мы обращаемся к Тебе, Госпоже нашей; молим Тебя, помоги нам достроить сей храм; всю надежду нашу мы возлагаем на Тебя, Богоматерь, не оставь нас, рабов Твоих; Владычице, мы начали строить сей храм, но кончить его сооружение без Твоей помощи не можем.
Так молились они Богородице и изливали пред Ней свое горе. Их усердная молитва была услышана. Царица Небесная явилась им в сонном видении и сказала: — Для чего вы, возлюбленные Мною рабы Божий, впадаете в такую печаль и предаетесь такому сетованию о том, что создание храма замедлилось? Не оставлю Я моления вашего, ибо вижу вашу веру и любовь: в скором времени у вас будет все необходимое для сооружения храма и даже останется излишек; только не оставляйте благого дела и не охладевайте в вере.
Видение сие придало братьям силы и бодрости. После утрени они рассказали друг другу о том, что видели, и надежда их окрепла еще более. По Божию смотрению они в тот же день ранним утром вышли из монастыря и вдруг видят пред воротами монастырскими красивого коня: на нем была надета узда, обложенная золотом; золотом же было оковано и седло. Конь стоял тихо и неподвижно, всадника же на нем не было. Дивясь красоте и богатому убранству коня, братья долго ждали, не придет ли его хозяин. Но никто не появлялся, а конь все неподвижно стоял на том же самом месте. Тогда они подошли к нему ближе и увидели, что по обеим сторонам седла висят два туго набитые мешка. Уразумев, что сие ниспослано им свыше, они сняли с коня мешки, и тотчас конь стал невидим. Братья развязали мешки и нашли -в одном до самого верха золото, другой же был наполнен серебром. Удивившись такому попечению о них Божию и Пресвятой Владычицы, они стали воссылать горячие благодарственные молитвы. Скоро, с Божиею помощью, окончили они церковь и благолепно ее украсили; затем купили они много сел для содержания монастыря, и несмотря на то, у них осталось еще немало денег, которые они отдали игумену и братии. В сем монастыре и сами они приняли иноческое пострижение.

* * *

Однажды святитель Иоанн по своему обыкновению в полночь стоял в своей келье на молитве. Бес, желая устрашить святого, вошел в рукомойник, который висел в его келье и, возмущая воду, стал производить шум. Святитель, поняв, что сие — дело диавола, подошел к сосуду, осенил его крестным знамением и запрещением своим так связал беса в умывальнике, что тот томился там долгое время, не будучи в состоянии выйти оттуда; наконец, не вынося более муки, так как сила крестного знамения палила его, бес начал вопить человеческим голосом: — О, горе мне! Сила креста жжет меня, не могу более терпеть такого страдания, отпусти меня скорее, святой угодник Божий.
Святитель же спросил: — Кто ты и как вошел сюда?
Диавол отвечал: — Я — лукавый бес и пришел смутить тебя, ибо я .думал, что ты, как человек, устрашишься и перестанешь молиться, но ты заключил меня в этом сосуде, и теперь я сильно мучаюсь. Горе мне, что я прельстился и вошел сюда. Пусти меня, раб Божий; отныне никогда не буду я приходить сюда.
Так бес вопил долгое время.
Наконец святитель сказал: — За твою бесстыдную дерзость повелеваю тебе сею ночью отнести меня в Иерусалим и поставить у храма, где находится Гроб Господень; из Иерусалима тотчас же ты должен обратно перенести меня сюда в мою келью в ту же самую ночь, и тогда я отпущу тебя.
Бес всячески обещался исполнить волю святого, лишь бы только блаженный выпустил его из сосуда. Святитель выпустил его со словами: — Превратись в оседланного коня и стань перед кельею моею.
Подобно тьме вышел бес из сосуда и обратился, по повелению святителя, в коня. Блаженный святитель, выйдя из кельи, сел на беса и в ту же ночь очутился в святом городе Иерусалиме, близ храма святого Воскресения, где находился Гроб Господень. Здесь угодник Божий запретил бесу отходить от того места; и бес стоял, словно прикованный, не имея силы сдвинуться с места до тех пор, пока святитель не совершил поклонения Гробу Господню и честному древу святого Креста. Подойдя к храму, святитель преклонил колена пред дверями и стал молиться; вдруг запертые двери отверзлись сами собою, а у Гроба Господня зажглись свещи и лампады. Архиепископ, вознося Богу благодарственные молитвы и проливая слезы, поклонился Гробу Господню и благоговейно облобызал его; также поклонился он и животворящему Древу, всем святым иконам и местам. Исполнив свое желание, он вышел из храма, и снова двери церковные затворились сами собой; бес же стоял на том месте, где ему было повелено, в виде оседланной лошади; сев на него, Иоанн опять в ту же ночь прибыл в Новгород Великий и очутился в своей келье. Уходя от святителя, бес умолял его не говорить никому, как он служил ему, как был связан клятвой, как повиновался он, словно пленник.
— Если же ты расскажешь кому-либо, — прибавил нечистый дух, — как ты ездил на мне, то не перестану я строить против тебя козни и наведу на тебя сильное искушение.
Так грозил бес, а святитель осенил себя крестным знамением, и тотчас исчез от него бес, словно дым.
В одно время святой Иоанн вел духовную беседу с честными мужами: с игуменами, священниками и благочестивыми гражданами; он рассказывал жития святых, говорил много о душеполезных подвигах и, между прочим, сообщил и то, что с ним было, — а именно о своей поездке в Иерусалим; рассказывая же, он не называл самого себя, а как будто говорил о ком-либо другом.
— Я, — сказал он, — знаю такого человека, который в одну ночь из Новгорода достиг до Иерусалима: поклонившись Гробу Господню и животворящему древу Креста Господня, он снова в ту же самую ночь вернулся в Новгород; во время своего путешествия он ездил на бесе, которого связал своим запрещением, сделав его как бы пленником своим.
Слушатели сильно удивлялись сему рассказу святого, а диавол скрежетал зубами своими на архиепископа, говоря: — Так как ты рассказал тайну, то наведу на тебя такое искушение, что будешь ты осужден всеми своими гражданами как блудник.
И с того времени бес, Божьим попущением, начал действительно строить свои коварные козни святителю, стараясь лишить его доброго имени. Он показывал людям, которые во множестве приходили к Иоанну просить благословения, в келье святого разные видения: то женскую обувь, то ожерелья, то какие-либо женские одежды. Приходящие к архиепископу люди, видя сие, сильно смущались и, толкуя между собою о виденном, говорили друг с другом: — Человеку-блуднику недостойно занимать апостольский престол.
Когда однажды народ собрался и пошел к келье святого, бес превратился в девицу, которая побежала перед народом, как бы удаляясь из кельи блаженного. Видевшие сие закричали и погнались было за девицей, чтобы схватить ее, но бес убежал за келью святого и стал невидим. Услышав народный крик и шум, святитель вышел из кельи и спросил собравшихся: — Что такое случилось, дети мои? О чем вы шумите?
Они закричали на него, стали бранить и укорять его, как блудника, схватили его и, не зная, как далее поступить с ним, стали толковать между собой: — Отзовем его на реку и посадим на плот, чтобы он выплыл из города по реке.
Посоветовавшись, они повели святого и целомудренного архиерея Божия к большому мосту на реке Волхове и посадили святителя на плот. Так сбылось слово лукавого диавола, который, хвалясь, говорил: — Наведу на тебя такое искушение, что осужден будешь всеми, как блудник.
Теперь, видя такое поругание святого, сильно радовался лукавый враг рода человеческого, но по Божьему промышлению невинность праведного победила и посрамила коварного врага; ибо когда святого посадили на плот, последний поплыл не вниз по течению, но вверх, против течения, несмотря на то, что у большого моста течение воды было очень сильное, и никто не влек плот, но сам он плыл по воле Божьей и направлялся к монастырю святого Георгия, который находился на расстоянии трех поприщ от города. Видя такое чудо, люди ужаснулись; позабыв о злобе, они разрывали свои одежды и с плачем говорили: — Согрешили мы и неправедное дело сотворили, ибо мы, овцы, осудили невинно тебя, нашего пастыря.
Идя по берегу, они молили святителя, чтобы он простил их прегрешения и возвратился на свой престол.
— Прости нас, отец, — кричали они, — в неведении мы согрешили против тебя, не помни злобы нашей и не оставляй чад своих.
Также и весь клир, забегая вперед и земно кланяясь блаженному, с рыданием умолял его возвратиться на свой престол. Архиепископ же, как первомученик Стефан, молился за обидевших его, говоря: — Господи, не вмени им сего во грех!
Пристав к берегу за полпоприща от вышеупомянутого монастыря, он спустился с плота и вышел на берег. Народ же, припадая к нему с плачем, просил прощения, и было великое ликование, когда святитель даровал им прощение; еще сильнее радовались они тому, что Господь открыл неповинное и чистое его житие. Незлобивый пастырь, всем даровав прощение, рассказал, как он побывал в Иерусалиме, как ездил на бесе и как диавол старался устрашить его. Все, слыша сие, прославляли Бога.
Итак святитель возвратился на престол свой с великою честию и славою.
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:17 | Сообщение # 19
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Из жития святого Никиты, епископа Новгородского.

В бытность игуменом преподобного Никона, один брат святого Печерского монастыря, по имени Никита, начал просить игумена, чтобы он благословил ему подвизаться в одиночестве и уединиться в затворе.
— Сын мой! Не будет тебе пользы при твоей юности сидеть праздно. Будет гораздо лучше, если ты останешься с братией и, работая вместе, не потеряешь своей награды. Ты сам видел, как брат наш Исаакий пещерник был соблазнен в затворе бесами и погиб бы, если бы его не спасла великая благодать Божия по молитвам преподобных отцов наших Антония и Феодосия.
Никита ответил на это: — Никогда, отец мой, я не соблазнюсь при каком-либо искушении. Я имею намерение твердо противостоять бесовским искушениям и буду молить Человеколюбца Бога, чтобы Он и мне подал дар чудотворения, как некогда Исаакию затворнику, который и доселе творит многие чудеса.
Тогда игумен сказал ему более настойчиво: — Твое желание выше твоих сил. Берегись, сын мой, чтобы ты не пал за свое превозношение. Я повелеваю тебе служить лучше братии, и за послушание свое ты будешь увенчан от Бога.
Однако Никита не хотел послушаться наставлений игумена: он не мог победить в себе сильной ревности к затворнической жизни. Поэтому к чему он стремился, то и выполнил: он заключился в пещеру, крепко загородил вход и пребывал в молитве один, никуда не выходя. Тем не менее, спустя всего лишь несколько дней, он не избежал козней диавола: во время молитвенного пения он услышал голос, молящийся вместе с ним, и ощутил несказанное благоухание. Соблазнившись этим, он так размышлял сам с собою: если бы это был не ангел, то не молился бы со мною, и не было бы здесь благоухания.
Он начал еще прилежнее молиться, говоря: — Господи! Явись мне Сам осязательно, чтобы я видел Тебя.
На это последовал голос: — Не явлюсь я тебе, потому что ты юн; иначе ты возгордишься и можешь пасть.
Затворник продолжал слезно просить: — Никогда, Господи, я не соблазнюсь. Меня научил игумен не внимать бесовским искушениям; но я исполню все, что Ты повелишь.
Тогда душепагубный змей, получив власть над ним, сказал: — Человеку, облеченному плотию, невозможно видеть меня. Поэтому я посылаю ангела моего, чтобы он пребывал с тобою, а ты твори его волю.
Затем тотчас предстал пред ним бес в образе ангела. Никита пал на землю и поклонился ему как ангелу. Бес сказал ему: — С этого времени ты уже не молись, но читай книги. Этим путем ты будешь беседовать с Богом и будешь подавать полезные наставления приходящим к тебе, а я всегда буду молить Творца всех о твоем спасении.
Затворник поверил этим словам и, обольщенный, уже более не молился, но стал ревностно читать книги. При сем он видел беса постоянно молящимся о нем и радовался, думая, что это ангел творит за него молитву. С приходящими же к нему он много беседовал на основании Священного Писания о пользе души; он начал даже пророчествовать. О нем повсеместно распространилась слава, и все удивлялись исполнению его предсказаний. Однажды он послал к князю Изяславу с извещением: «Сегодня убит князь Глеб Святославич; пошли немедленно сына своего Святополка на княжеский престол в Новгород». Как он сказал, так и исполнилось. Действительно, спустя несколько дней пришло известие об убиении князя Глеба. С этого времени еще больше стали говорить о затворнике, что он пророк, и вполне верили ему и князья, и бояре. На самом деле бес, конечно, не знает будущего, но что он сам делал, И если, например, он научил злых людей убить или украсть, — то он и возвещает. Точно так же, когда приходили к затворнику искавшие у него слова утешения, то бес, почитавшийся им ангелом, сообщал ему все, случившееся с ними. Никита пророчествовал, и все предсказанное им сбывалось.
При этом никто не мог сравниться с Никитою в знании книг Ветхого Завета; все он знал наизусть: книгу Бытия, Исход, Левит, Числ, Судей, Царств, все пророчества по порядку. Вообще все книги ветхозаветные он знал очень хорошо, а святых евангельских и апостольских книг, данных нам по благодати Божией для нашего спасения и утверждения в добре, он никогда не хотел ни видеть, ни слышать, — не только читать; ни с кем он не хотел и беседовать о Новом Завете. Отсюда и стало ясно для всех, что он соблазнен диаволом. Удрученные этим, пришли к искушенному преподобные отцы: игумен Никон, Иоанн, который был после него игуменом, Пимен постник, Исайя, бывший впоследствии епископом Ростовским, Матфей прозорливец, Исаакий затворник, Агапит врач, Григорий чудотворец, Николай, бывший епископом Тмутараканским, Нестор летописец, Григорий составитель канонов, Феоктист, бывший епископом Черниговским, Онисифор прозорливец. Все они, прославленные добродетелями, пришедши, вознесли молитвы к Богу о Никите и отогнали от него беса, так что Никита уже не видел его. Затем, выведши его из пещеры, они просили, чтобы он сказал им что-либо из Ветхого Завета. Он же стал клясться, что никогда даже не читал тех книг, которые очень недавно знал наизусть; притом теперь он не знал из них ни одного слова. Теперь его едва-едва могли научить грамоте. Постепенно пришедши в себя по молитвам преподобных отцов, он исповедал свой грех и горько раскаивался в нем. После этого он наложил на себя особенное воздержание и подвиги, начал вести строгую и смиренную жизнь и превзошел других в добродетелях. Человеколюбивый Господь, видя такие подвиги блаженного Никиты, не отвергая и прежних его добродетелей, в которых он упражнялся со дня юности, принял его истинное покаяние и, подобно тому, как некогда принимая покаяние святого Петра, трижды отрекшегося от Него, сказал ему: «паси овцы Моя» (Ин. 21,16), так подобное же знамение принятия покаяния дал и сему блаженному Никите. За премногую любовь его, обнаруженную в соблюдении заповедей, Господь сотворил его пастырем Своего словесного стада, возведши его на Новгородский епископский престол. Там Господь, для удостоверения пасомых и полного убеждения их в прощении святому случившегося с ним соблазна, прославил его добродетельную жизнь даром чудотворения. Так, однажды во время бездождия святой помолился Богу и низвел дождь с неба; в другой раз он своими молитвами угасил пожар города; много и других чудес он совершил.
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:17 | Сообщение # 20
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Из жития иеросхимонаха Иова Соловецкого.

К старцу в одну ночь пришли разбойники с намерением обокрасть его, не зная, что у него нечего было похищать. Притаившись в сокровенном месте кельи, они ждали, чтобы старец ушел в церковь к утреннему богослужению. Старец еще не спал, а стоял на обычном правиле и слышал приход их или, лучше, прозрел намерение их. Тогда в своей молитве к Богу он присовокупил: — Боже, пошли сон рабам Твоим, утрудившимся в суетном угождении врагу.
Молитва была услышана, и незваные посетители спали у кельи старца беспросыпно пять дней и пять ночей, пока сам старец, пришедши с братиею, не разбудил их словами: — Доколе стережете всуе? Подите в домы свои.
Пробудившись, они встали, но идти не могли, потому что немало времени пробыли без пищи. Старец накормил их и отпустил. Услышав впоследствии, что эти самые люди привлечены к ответственности за такой поступок, он послал просьбу об избавлении их от суда. А между тем поспешил продать последние книги, какие были у него, и деньги раздал нищим из опасения, чтобы опять кто не впал в подобную беду. Злые люди, освободившись от суда, пришли в Голгорский скит и, испросив прощение и благословение у старца, трудились целое лето на пользу братии. В другое время воры пришли в бывший у старца огород с овощами. Наполнив свои влагалища овощами, они возложили их на себя с намерением унести, но не могли и с места сойти и так простояли два дня и две ночи неподвижно под тяжелым бременем. Потом начали кричать: — Отче святой, пусти нас с места.
На голос пришли некоторые из братии, но не могли свести их с места. На вопрос иноков: — Когда вы сюда пришли? — Они отвечали: — Два дня и две ночи стоим здесь.
—Мы всегда ходили сюда, почему же не видели вас?
—Да и мы, если бы видели вас, давно уже со слезами просили бы прощения у вашего старца.
Пришел и сам старец и сказал ворам: — Вы всю жизнь, пребывая в праздности, без трудов крадете чужие труды, поэтому стойте здесь в праздности все годы вашей жизни.
Со слезами воры умоляли отпустить их, обещаясь впредь не делать ничего подобного. Старец сказал: — Если хотите руками трудиться и от труда вашего других питать, то отпущу.
Они с клятвою дали обещание исполнить его веление. Тогда он сказал: — Благословен Бог, укрепляющий вас; потрудитесь год в этой обители на братию.
После этого разрешил их от невидимых уз своею молитвою, и они действительно трудились год в скиту.
Один из скитской братии, быв борим блудною страстию, пришел к преподобному просить помощи, с намерением исполнить все, что старец повелит. Старец, поучив его жизни воздержной, прикоснулся своим жезлом к телу брата; тотчас же плотская страсть исчезла, и инок никогда более не страдал ею.
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:17 | Сообщение # 21
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Из жития Павла, митрополита Тобольского.

Митрополит Киевский, знаменитый ученый Евгений Болховитинов, в конце 20-х годов 19-го столетия стал устраивать новый склеп для архиереев, погребенных под великой церковью.
12 июня 1827 года гроба, бывшие в склепе, стали переносить во вновь устроенные могилы. Когда дошли до гроба неизвестного архиерея, послали спросить митрополита, прикажет ли он переносить этот гроб. Митрополит ответил, что он решит этот вопрос, когда осмотрит гроб. Но в этот день сделать этого не успел.
В следующую же ночь ему представилась во сне буря; ему казалось, что дом его колеблется, и он проснулся. Тогда он услыхал, что по залам архиерейского дома кто-то мерными, твердыми шагами идет к нему.
Вслед за тем двери спальной сами собою отворились, и в ночной темноте, весь сияя светом, к нему вошел неизвестный ему муж в архиерейском облачении величественного и грозного вида. На лице его был гнев, он стучал по полу посохом и приблизился к Евгению. Митрополит тотчас же встал с постели и хотел поклониться ему, но ноги и колени у него сильно дрожали, и он не мог этого исполнить.
Пришлец произнес малороссийским говором: — Чи даси нам почивати, чи ни? Не даси нам почивати, не дам тебе и я николы почивати.
Сказав это, он вышел такими же мерными шагами.
Утром митрополит Евгений пришел в великую церковь, чтобы осмотреть гроб неизвестного архиерея.
Когда открыли крышку гроба, то пред ними в полном нетлении, точно спящим, лежал архиерей, который приходил к нему ночью, и в том же самом облачении.
Пораженный митрополит со слезами стал класть поклоны, целовал его руки. Немедленно стали разыскивать, кто этот архиерей, и, наконец, открыли, что это митрополит Тобольский Павел, погребенный здесь 57 лет назад.
Митрополит отслужил о нем панихиду и велел оставить на месте его гроб, который стоит там же и поныне.
Богомольцы, посещающие Киев, бывают и у этого гроба.
Когда церковнослужители подымают крышку с простого деревянного гроба, пред богомольцами лежит как бы живой спящий святитель, хотя он положен тут более ста лет. У него русые волосы и борода. Спокойное лицо с закрытыми глазами, несколько впавшими. Руки сложены на груди. Он покоится в митре и в облачении.

* * *

Записано со слов Ег. В. А. П.
В начале 40-х годов приехала в монастырь, в Киево-Печерскую Лавру, помолиться помещица Черниговской губернии, девица Ек. Пер., немолодых уже лет, цветущая здоровьем и очень полная, чем она даже тяготилась.
Однажды приходит она ко мне и говорит: — Отец наместник! Я имею к вам великую, особенную просьбу. Я видела необыкновенный сон: передо мною стоит в архиерейском облачении старец и говорит, называя меня по имени: — Ты приехала сюда помолиться. Доброе твое дело! Теперь пойди к Н. А. П. (наместнику архимандриту Петру) и скажи ему, чтобы он тебя провел ко мне. Я лежу в приделе Архидиакона Стефана под спудом. Если он будет отказываться, потому что туда не ходит никто, то скажи ему, чтобы испросил благословения у митрополита.
Я только что хотела его спросить: «Кто же вы?» — как он уже говорит: — Я — митрополит Павел Тобольский; там меня увидишь.
Долго я рассуждал о сем; правда, сделал возражение, что, действительно, мы туда не ходим, но по неотступной ее просьбе обещал испросить на сие благословение и разрешение митрополита, который, выслушав мой рассказ о ее убедительной просьбе, дозволил открыть склеп и повести ее туда. Тогда я ей назначил день после поздней обедни; без народа велел открыть склеп, и мы с ней в сопровождении двух братии сошли вниз. Я открыл гроб; поклонившись, с молитвою и благоговением приложились к руке святителя. Сняли воздух, покрывавший его лицо. Она вскрикнула: — Это он; его видела!
Долго смотрела она, и плакала, и молилась.
Спустя несколько дней снова подходит она ко мне и говорит: — Знаете ли, когда мы были у святителя Павла, я, видя его мощи, думала: вот муж святой, изнуривший себя постом, трудами, подвигами, удостоен нетления; я же, проводя жизнь роскошную, толстею не в меру; беспечно уходят дни мои, и буду обильною пищею червей. Как бы мне хотелось исхудать, чтобы сколько-нибудь быть похожей на тебя, святитель Божий!
— Эта мысль весь день занимала меня. Только что ночью я задремала, святитель снова стоит предо мною и говорит: — Ты, стоя у гроба моего, думала об излишней полноте своей. Желаешь похудеть. Смотри, не скорби: Бог пошлет тебе болезнь — совсем похудеешь. Но эта болезнь будет еще не к смерти. Тебе хочется здесь жить — знаю желание души твоей. Поезжай домой, все устрой, никого не обидь и, возвратясь в Киев, будешь посещать Лавру, пещеры, и к моей могиле приходи. Так живя, приготовишься к переходу в вечную жизнь. Я буду о тебе молиться Господу и, когда придет время, я тебе возвещу.
По слову святителя Павла, она уехала в имение; всем распорядилась и приехала уже совсем в Киев, чтобы доживать последние свои дни. Заметна была в ней перемена: куда делась полнота — худела она с каждым днем более и более. Часто заходила она ко мне и в беседе нашей все говорила: — Уже меня эта жизнь не привлекает: хоть бы умереть!
Все ее мысли и разговоры были направлены к переходу в вечность; ничто земное ее не занимало.
По ее желанию дозволено ей было ходить изредка ко гробу святителя Павла; не раз она просила отслужить по нем панихиду.
Прошло около года. Наступила глубокая осень. Здоровье ее становилось все хуже. Один раз она была в Лавре, исповедовалась и приобщилась Святых Тайн; была в пещерах, у святителя Павла; зашла в мою келью и говорит: — Я видела во сне святителя; он мне сказал: — Теперь время близко — не бойся! Надо тебе поговеть, пока еще ты можешь быть в церкви. Будешь в Великой Церкви, пойди в пещеры, зайди ко мне: это уже твое последнее посещение будет. Побывай у наместника, скажи ему, что когда ты совсем заболеешь, чтобы он над тобой совершил таинство Елеосвящения. — Я стала его просить, чтобы вы меня похоронили. Святитель ответил: — Нет! Архимандрит Петр будет тебя напутствовать больную, когда ты уже не в силах будешь приехать в церковь; ты скажи ему от меня, чтобы он приехал пред кончиною твоею исповедовать и приобщить тебя Святых Тайн и благословил тебя перед смертью; но хоронить тебя будет Н. Ар. Ав; положит на Ас. м., вблизи места моего погребения. — Я дерзнула спросить: — Почему не батюшка архимандрит Петр похоронит меня —я так почитаю его? — Слышу ответ: — Он в это время будет больной: нельзя будет ему из кельи выходить, хотя он и сам очень этого желает. Но так Богу угодно. Молиться мы оба о тебе будем, и в 40-й день он будет служить за тебя. Не смущайся сим и уготовляй себя к переселению в жизнь вечную.
Все совершилось по словам угодника Божия. Немного дней спустя я сам навестил больную. Вижу, очень уже она ослабела и просит меня приехать к ней, чтобы исповедывать и приобщить ее Святых Тайн, что я и исполнил в назначенный ею день. Уходя от нее, думаю: верно, это последний раз ее вижу. Тяжело стало на душе моей, но виду ей не показываю. Она вдруг говорит: — Батюшка, я не прощаюсь с вами; а вот в такой-то день, ради Бога, будьте у меня и, по слову святителя Павла, благословите меня к переходу в жизнь вечную.
В назначенный день я посетил ее, совсем безнадежную; но бодрость духа ее удивляла: так она небоязненно, с совершенным упованием на милосердие Божие, — конечно, и на ходатайство святителя Павла, — переходила в будущую жизнь, как будто собиралась в дальний путь. Все время сидел я, всматривался в нее, вслушивался в ее предсмертную беседу: ничего ее не смущало. Какое спокойствие было в ее душе! Когда я встал, чтобы проститься, слезы подступили у меня к горлу. Читаю «Ныне отпущаеши» и не могу читать. Она тоже заплакала. Благословляю ее и в смущении духа говорю ей: — Прости и молись о мне, грешном!
Она же мне сказала: — Это уже, батюшка, последний раз вижу вас здесь на земле: более нам не видеть друг друга.
Вышел я очень расстроенный. Приехал, занялся своим делом. Поздно вечером присылают сказать, что Ек. тихо, мирно скончалась и пред самым исходом просила, чтобы сейчас же известили меня о ее кончине. Делаю распоряжение о ее погребении и думаю наутро поехать отслужить панихиду и предполагаю сам и хоронить ее на Аскольдовой могиле. Пошел к заутрени. Придя домой, лег уснуть. Что сделалось? Боль в ногах нестерпимая; утром встать с постели не могу — весь разболелся. Послали в Никольский монастырь просить архимандрита Ав., как и предсказал святитель Павел. Так ее без меня и похоронили.
Мысли о моем недостоинстве смущали меня весь день. Ночью уснул. Вижу Е. П.: как бы живая, светлая лицом, стоит предо мною и говорит: — Не смущайтесь, батюшка, — так Богу угодно. Благодарю вас за все попечение ваше о моей душе; буду молиться о вас.
Только что я хотел спросить: где ты ныне обитаешь, как в ответ на мою мысль она сама сказала: — Слава Богу! За молитвы святителя Павла Господь меня переселил в райские блаженства. Немного я потерпела на земле, а теперь душа моя прияла радость нескончаемую. Вас прошу на 40-й день отслужить обедню и панихиду о моей душе. К тому времени вы выздоровеете. За все благодарю.
Она стала невидима.
Понемногу я оправился. Первый мой выезд был на ее могилу, и в 40-й день я исполнил ее просьбу: служил Божественную литургию и панихиду о упокоении души ее богоугодной.

 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:18 | Сообщение # 22
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Из жития преподобного Елиазара Соловецкого.

Не ища славы человеческой и стремясь к большим подвигам, Елеазар, по благословению преподобного Иринарха, оставил обитель и удалился на Анзерский остров, отделенный от Соловецкого на север проливом в четыре версты. В то время этот остров был необитаем; только изредка приставали к нему беломорские суда и монастырские промышленники, занимавшиеся рыбною и звериною ловлею.
Елеазар, плененный местоположением, поселился около озера, называемого Круглым. Первым делом его было водрузить деревянный, сделанный им самим крест, близ которого он устроил убогую хижину. Жизнь в соседстве одних только зверей и морских птиц сначала была для пустынника весьма тяжела. Много раз он испытывал диавольские страхования. Так, демоны представлялись ему то в образе знакомых людей, то в образе воинов, пеших и конных, иногда с оружием; они яростно устремлялись на Елеазара, как бы намереваясь убить, и говорили: — Зачем сюда пришел? Это наше место и никто до сего времени не приходил сюда.
— Не ваше, — говорил им пустынник, — но Христа Бога моего, и Богу угодно, чтобы я здесь жил, — потом читал «Да воскреснет Бог» и этой молитвою прогонял незваных посетителей.
Иногда они являлись в различных страшных образах, со скрежетом зубов и воплем; бывало и так, что вдруг над кельей его раздастся как будто гром или выстрел из многих орудий.
Не терпя таких подвижников самоотвержения, враг-искуситель усиливал свою злобу на преподобного. Соловецкий игумен Иринарх, глубоко уважая Елеазара, нередко и сам посещал его для духовной беседы и приглашал чрез слугу к себе в монастырь. Однажды является этот слуга с лошадью, запряженною в сани; подскочив к окну кельи, он передал от игумена поклон и приглашение приехать в монастырь. Елеазар начал собираться в путь и раньше обыкновенного совершил утреннее молитвенное правило. Заметив, что посланный часто уходит из кельи во время службы, он спросил его: — Зачем так часто отлучаешься из кельи?
— Лошадь посматриваю, несмирно стоит, — был ответ.
По окончании молитвы Елеазар хотел пред отъездом вкусить пищи и угостить приезжего и пред вкушением, по обычаю, стал читать молитву Господню, но лишь только произнес: «и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого», — мнимый слуга мгновенно исчез. С ужасом подвижник взглянул в окно, но на дворе не оказалось даже и следов приезжего. Тогда он понял, что это было искушение от диавола, и возблагодарил Господа Бога, не допустившего посмеяться над ним врагу.
Иногда враг человеческого рода воздвигал на преподобного злых людей. Так, однажды он положил на сердце некоторым береговым жителям ограбить подвижника, внушив им мысль, будто у него большие богатства. Эти люди приплыли к острову и приблизились к бедной келье старца, который, предугадывая намерение их, обратился с молитвою о защите к Богу. Злодеи, не успев ничего сделать, как бы обезумели и стали несмысленно кружиться около кельи. Сжалившись над ними, преподобный Елеазар вышел к ним и спросил: — Зачем, дети, вы пришли и чего хотите?
Но несчастные не отвечали и продолжали кружиться. Тогда подвижник молил Бога о разрешении пришельцев от невидимых уз, и молитва его была услышана; очнувшись, злодеи пришли в себя и с раскаянием просили у старца прощения. Преподобный простил их и, наставив никогда не желать чужой собственности, отпустил домой.

* * *

С построением храма Анзерские пустынники хотя не оставляли своих келий, но чаще стали собираться для общей молитвы. Иеромонах Варлаам совершал для них богослужение и в качестве «строителя» скита пользовался некоторою властию над скитянами. Сам Елеазар избежал начальствования и оставался духовным руководителем и советником братства. Но вскоре, в 1624 году, вероятно, по воле царя или патриарха, он должен был принять на себя бремя правления, которое отягчилось для него потерею покровителя и друга — Соловецкого игумена Иринарха. Каких духовных даров достигли оба подвижника, обнаружилось в следующем обстоятельстве: когда наступил для Иринарха смертный час, Елеазар, будучи в своем скиту, сказал братии: — Друг мой, собеседник о Господе игумен Иринарх сегодня умирает — мне надобно поспешить в обитель, но уже не застану его в живых.
Иринарх же, на одре смертном, пред Соловецкою братиею произнес: — Брат мой духовный Елеазар сегодня отправляется из своего скита в нашу обитель и желает прибыть прежде моей кончины, но, по воле Божией, уже не увидит меня в живых.
13-го января 1656 года Анзерский скит лишился своего основателя и строителя Елеазара. Кончине его предшествовала краткая и легкая болезнь старости и изнурения.

* * *

Анзерский иеромонах Измаил впал однажды в тяжкую болезнь, не мог выходить из кельи и слег. В сильном изнеможении он как-то заснул, и ему представилось, что преподобный Елеазар выходит из своей часовни и приближается к келье больного. Страдалец проснулся и, забыв о своей болезни, встал с одра и спешно подошел к окну, чтобы удостовериться в явлении, но никого не увидел. С этих пор он почувствовал себя совершенно здоровым.
Того же скита инок Макарий, искусный в живописи, задумал написать изображение преподобного Елеазара, но не знал, какой вид имел преподобный. Скучая об этом, инок после вечернего правила лег на одр и уснул. Вдруг он видит пред собою преподобного Елеазара, который говорит: — Ты, брат, желал меня видеть, и вот я теперь стою пред тобою.
Инок в страхе проснулся и увидел уже наяву преподобного. Тогда Макарий пал на колена и поклонился явившемуся, который стал невидим. Припомнив черты лица его, инок изобразил его кистию.
В одно время Анзерскому строителю Исайи, мужу добродетельному, нужно было отправиться в Соловецкий монастырь. Хотя и было время зимнее, но пролив, разделяющий острова Соловецкий и Анзерский, был свободен от льдин: строитель поплыл на небольшой лодке с одним из братии. На обратном пути они были застигнуты массою льда, принесенного ветром с моря. Огромные льдины, окружив лодку, понесли ее в открытое море. Путники в ужасе выскочили из лодки на льдины и пустились поспешно к берегу. Между тем Исайя оступился и едва не погиб. В это время явился ему преподобный Елеазар и спас его от смерти. До Анзерского берега, куда путники пробирались, было еще не близко, а движущийся лед уносил их в противоположную сторону; к большей беде наступила ночь. В изнеможении несчастные обратились к Господу с усердною молитвою об избавлении от опасности и стали призывать на помощь преподобного Елеазара. И вот, при тусклом свете луны, они увидели, что на другом конце льдины стоит преподобный Елеазар и заправляет ею к Анзерскому берегу. Обрадованные иноки хотели приблизиться к преподобному и поклониться ему, но он стал невидим. Между тем льдина очутилась у самого берега Анзерского острова — и путники вышли на берег благополучно.
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:18 | Сообщение # 23
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Из жития преподобного Зосимы, игумена Соловецкого.

В то время родители преподобного Зосимы умерли. Похоронив их и раздав имение их бедным, отец Зосима с Германом отправились к Соловецкому острову. Путешествие их было благополучно, и они пристали к острову близ пресноводного озера. Здесь, поставив себе из древесных ветвей кущу, пустынники совершили всенощное бдение, моля Господа благословить намерение их. Господь утешил их пророчественным видением: утром преподобный Зосима, выйдя из кущи, увидел необыкновенный свет, осиявающий всю окрестность, и на востоке, на воздухе, прекрасную и великую церковь. Удивленный этим видением, пустынник поспешил в кущу. Отец Герман, заметив перемену в лице своего сожителя, спросил его, не видел ли он чего-либо необыкновенного? Преподобный Зосима рассказал ему все, что видел. При этом отец Герман, вспомнив о чудесном прогнании мирян с острова еще при Савватии и о пророчестве, что здесь будут жить иноки, сказал преподобному Зосиме: — Не ужасайся и будь внимателен; мне кажется, что чрез тебя Господь соберет множество монахов. Рассказ отца Германа о событии при Савватии утешил преподобного Зосиму, и они решились строить монастырь. Помолившись Богу, пустынники принялись рубить лес для построек, поставили ограду и кельи. Своими руками они добывали себе пропитание, возделывая и засевая землю. Но эти телесные труды нисколько не ослабляли молитвенных подвигов их.

* * *

Владыка, вызвав к себе письмом преподобного Зосиму, убедил его принять священство и игуменство. Получив для своей обители богатые жертвы граждан, состоящие из денег, одежд, сосудов, съестных припасов, преподобный с честию был отпущен владыкою в Соловки. С радостию братия приветствовали возвращение своего уважаемого и любимого настоятеля. Знамение благодати Божией еще более усилило общее почтение к преподобному игумену. Когда он совершал в своей обители первую литургию, то лицо его светилось, как лицо ангела, и церковь исполнилась особенного благовония. Преподобный по окончании богослужения благословил просфорою некоторых купцов, бывших в то время в обители, а они, выйдя из церкви, по неосторожности обронили ее. Проходя мимо, инок Макарий заметил пса, который старался схватить что-то и не мог, по причине поднимавшегося пламени. Приблизившись, Макарий увидел, что это просфора, потерянная купцами. Подняв ее, инок принес к преподобному игумену и к немалому удивлению всех рассказал свое видение.

* * *

Поселение иноков на пустынном острове, основание и распространение Соловецкой обители возбудили зависть корыстолюбивых и недоброжелательных людей. Многие из Корельских жителей, а также поселенцев боярских и служителей, вельможных господ приплывали к острову, ловили в озерах рыбу, а монастырю ловить не позволяли, называя себя хозяевами и владельцами Соловецких островов. В жару спора они обижали преподобного Зосиму и всех иноков досадными словами и делали им всякие неприятности: даже грозили разорить обитель и выгнать оттуда монахов. Преподобный игумен решился отправиться к новгородскому архиепископу Феофилу и просить у него помощи и защиты. Прибыв в Новгород, преподобный Зосима был благосклонно принят архиепископом, который советовал ему изложить свои нужды пред главными боярами, управлявшими городом. Преподобный Зосима обошел их домы и просил не допустить обители своей до разорения: все знатные люди обещали ему свою помощь. Но между всеми новгородскими боярами в то время отличалась богатством и влиянием на дела Марфа Борецкая: ее-то поселенцы и рабы особенно часто причиняли разные обиды Соловецкому монастырю. Заслышав о Соловецком игумене и предубежденная против него наговорами своих домашних, она повелела с бесчестием отогнать его от своего дома. С терпением и кротостию принял преподобный Зосима это бесчестие и пророчески сказал своим ученикам: — Настанет время, когда жители этого дома не будут ходить по своему двору; двери дома затворятся и уже не отворятся: этот двор опустеет.
Видя доброе расположение бояр к Соловецкой обители, архиепископ созвал их к себе, вновь изложил им обиды монастырю от пришлых людей и убедил помочь монастырю. Игумен получил от доброхотных дателей много пожертвований на нужды обители церковными сосудами, священными одеждами, золотом, серебром, хлебом. Скоро и сама Марфа раскаялась, что оскорбила преподобного и, желая загладить причиненную ему обиду, пригласила его к себе на обед. Отец Зосима по своему незлобию принял это приглашение, и когда вошел в дом боярыни, то был с честию встречен самою хозяйкою и всем семейством ее и посажен на почетном месте. Все ели и пили с знаками живейшего удовольствия, а преподобный сидел молча и по обыкновению мало вкушал от предлагаемой пищи. Взглянув на гостей, он в изумлении опустил глаза; взглянув в другой и третий раз, он видел то же самое, именно: шесть главнейших бояр сидящими без голов. Поняв, что означает это видение, преподобный вздохнул и прослезился и уже не мог вкушать ничего из снедей, как ни просили его собеседники. После обеда Марфа, испросив у преподобного Зосимы прощение за прежнее оскорбление, дала монастырю во владение землю, утвердив это пожертвование грамотою. Когда преподобный вышел из дома ее, то ученик его Даниил спрашивал его о причине скорби и слез во время обеда; отец Зосима объяснил ему свое видение, заметив, что эти шесть бояр будут со временем обезглавлены, и просил никому не говорить об этом. Немного спустя по возвращении преподобного в обитель исполнилось и пророчество его о запустении дома Борецкой, и видение во время обеда. Смирив Новгород силою оружия, великий князь Иоанн III повелел казнить тех шесть бояр, которых преподобный Зосима видел обезглавленными, а Марфу Борецкую отправить в ссылку. Имение ее было разграблено, дом и двор запустели.
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:18 | Сообщение # 24
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Из жития преподобного Иринарха, игумена Соловецкого.

Приготовляясь к кончине, преподобный Иринарх испросил себе увольнения от дел начальственных и последние два года жизни провел в совершенном безмолвии. Он преставился 17 июля 1628 года. Мощи его почивают под спудом в часовне его имени.
Посмертные явления преподобного Иринарха свидетельствовали о том, что он обрел благодать у Господа и сделался молитвенником за бедствующих и страждущих. Инок Виталий, любимый преподобным, по кончине его скорбел и печалился, но был утешен следующим знаменательным видением: в 40-й день, когда братия совершали по усопшем обычное поминовение в трапезе, инок, ночью того дня, в тонком сне увидел самого игумена Иринарха, который, с светлым лицом, в епитрахили и с кадилом в руке ходил по рядам братии и кадил. Иеромонах Вениамин также со скорбию и слезами вспоминал почившего игумена и когда после продолжительной молитвы лег на одр, ему показалось, что в келью вошел сам преподобный Иринарх, благословил его и сказал: — Сын мой, зачем скорбишь о мне! Я получил милость от Владыки Христа Бога нашего и нахожусь в покое; ты же не печалься, а радуйся о мне и старайся о своем спасении.
С этими словами преподобный стал невидим, а сердце Вениамина исполнилось радостию. В 1636 году, в игуменство Варфоломея, Маркелл, впоследствии Соловецкий игумен и архиепископ вологодский, находясь вне монастыря на послушании, увидел во сне, будто стоит в Преображенском соборе обители у западной стены, а пред царскими вратами лествица, достигающая большой главы. Игумен Иринарх, сойдя по той лествице, направился к игумену Варфоломею, взял посох из рук его и сказал: — Довольно, брат, не твое это дело, — потом, взглянув на Маркелла, произнес: — подойди и возьми этот посох.
Маркелл приблизился, взял посох, и видение окончилось.
В 1642 году, в марте, благочестивый трудник в монастырской кузнице, Иоанн Емельянов, после продолжительной молитвы в своем чулане задремал и увидел во сне, что приполз из дверей змей и укусил в руку. В самом деле, на одном пальце оказалась язва, рука начала пухнуть и отекла так, что владеть ею было невозможно. На третью ночь опять увидел Иоанн во сне, что к нему вошли два старца; одного он тотчас узнал — это был преподобный Иринарх, а другой, с сосудом и кистью в руке, остался неизвестен. Иринарх, благословив больного, взял у своего спутника кисть и окропил распухшую руку Иоанна. Проснувшись, больной нашел платок, которым была обвязана рука, мокрым. Скоро Иоанн совершенно выздоровел и прославил угодника Божия.

* * *

Жители Варзуги весною плавали в море для добычи морских зверей и, не имея успеха в промысле, возвращались домой. Встретив большую льдину, они вытащили на нее свои суда и спокойно легли спать. Во сне одному из них явился старец и сказал: — Вставайте, Бог даст вам добычу.
Промышленник, проснувшись, увидел близ судна старца, который на вопрос: «Кто он?» — назвал себя Соловецким игуменом Иринархом и стал невидим. Товарищи, разбуженные имевшим видение, выскочили из судов своих и нашли на льду чрезвычайное множество морских зверей. Изловив их, они возвратились домой, прославляя угодника Божия.
Жители Сумского острога, промышляя в море на 15 судах, пристали у Анзерского острова к льдине, на которой, вытащив свои суда, легли спать. Оставленный ими сторож, задремав, вдруг услышал голос: — Зачем спишь? Вставайте и влеките суда свои дальше на лед.
Проснувшись, он увидел пред собою высокого ростом старца, который, назвав себя Соловецким Иринархом, стал невидим. Но сон одолевал сторожа. Опять явился ему старец и вскричал: — Вставайте, ваши суда повредит льдом.
Между тем на море поднялась великая буря. Тогда сторож поспешил разбудить товарищей, которые едва успели оттащить свои суда дальше на лед; некоторые снасти были уже унесены волнами.
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:19 | Сообщение # 25
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Из жития старицы Мелании, затворницы Елецкого Знаменского монастыря.



12 апреля 1769 года в городе Ельце вспыхнул пожар; весь почти город сгорел, сгорели и монастырь с храмом на Каменной горе.
Старицы Ксения и Агафия остались на пепелище монастыря, устроив себе келью в каменном погребе.
В одну летнюю ночь старица Ксения вышла из своей кельи и пошла на место бывшего храма Божия помолиться.
Долго она молилась и плакала на месте сгоревшего святого престола, где еще так недавно приносилась бескровная жертва о спасении всех живущих на земле и о прощении грехов благочестно почивших. Вдруг она ощутила необыкновенное веяние благодати в сердце своем. Объятая благоговейным трепетом и радостию, она стала громко звать сотрудницу свою Агафию. Та вышла из кельи, и им обеим представилось чудное явление: озаренной божественною славою какой-то всадник простер руку на то место, где была сгоревшая обитель, осенил ее благословением и сказал: — Буди имя Господне благословенно на месте сем отныне и до века!
Прибавив к тому, что он — мученик Христов Иоанн Воин, стал невидим. Старицы поклонились Господу Богу и прославили святое и великое имя Его, веруя, что все Ему угодное будет, по человеколюбию и всемогуществу Его, исполнено. Также и святому мученику Иоанну Воину воздали они честь и благодарение за обещанные им милости Божий и, радуясь о преславном видении, ожидали помощи свыше для возобновления святой обители.

* * *

В одну ночь Мелания, утомившись от борьбы со сном, который безвременно и очень сильно отягощал ее, села у дверей своей кельи и забылась. Вдруг ей показалось, будто огненная колесница с крылатыми конями спустилась на землю, и юноша в белой одежде подошел к ней и сказал: — Прииди, о возлюбленная Богом, и восприими мзду трудов твоих. Бог послал меня, ангела своего, вознести тебя в райские селения, где ожидает тебя сестра твоя Екатерина.
Мелания, услышав об усопшей сестре своей, обрадовалась и от радости забыла оградить себя крестным знамением. Ей представилось, что она села в колесницу, и крылатые кони понесли ее по воздуху к великолепному дому; белоризец высадил ее и хотел ввести в дом. Тут Мелания оградилась крестным знамением; и вдруг все исчезло. Вдали послышался ей какой-то неистовый хохот, и невыразимый страх объял Меланию. Она увидела себя близ самой мельницы, на краю моста, на самом опасном месте. Она вскрикнула от ужаса и упала на мост. Рабочие люди с мельницы выбежали поспешно на крик и крайне удивились. Они узнали Меланию, но не знали, как она в ночное время зашла сюда и что с нею случилось. Они подняли ее полумертвую. Но вскоре она опомнилась и просила их довести ее в монастырь на Каменную гору.

* * *

В одно время посетил Каменную гору блаженный Иоанн, впоследствии известный Сезоновский затворник, и, разболевшись, пал как бы бездыханен в келье Мелании: она разожгла в кадильнице уголь и ладаном покадила лежавшего, — он встал и, укрепившись, мог беседовать с нею. С тех пор он имел большое уважение к Мелании и говорил многим, что молитвами смиренной Мелании он получал неоднократно исцеления.

* * *

Мелания часто приходила в дом Лавровых, которые были ее благодетели, и подолгу беседовала там с отцом Иларионом, будущим известным затворником Троекуровским.
Елецкий купец Михаил Иванович Лавров-Кречет говаривал потом неоднократно: — Я всем моим капиталом обязан молитвам отца Илариона. С тех пор, как он поместился у нас, Бог благословил дом мой всяким изобилием; и где бы надлежало быть по торговле нашей убыткам, там неожиданно были барыши.
И действительно, дом Лаврова с тех пор возвысился, и, умирая, благодетель отца Илариона оставил трем сыновьям своим богатое наследство, коим они и доныне пользуются.

* * *

Прошла зима и наступил Великий пост. Мелания совершила его обычным порядком и до Лазаревой субботы не выходила из своего уединения. Побыв в храме Божием, она в ту же субботу пошла в дом Лавровых с намерением пригласить на Пасху к себе отца Илариона. Лавровы приняли ее с необыкновенною ласкою, но не согласились отпустить его. Мелания возвратилась со скорбию в свою келью, а в самый день Пасхи даже плакала о том. Вдруг пришел к ней отец Иларион и радостно сказал: — Христос воскресе!
После приветствия он с кротостью укорял Меланию в такой неблаговременной скорби и малодушии. Обрадованная Мелания высказала ему свои помыслы и, переменив печальные слезы на радостные, благодарила Бога и посетившего ее старца. Поговорив довольно о спасении души, они отправились к вечерни в церковь. По возвращении из церкви Мелания забыла свои скорби и каждый час торжествовала духом. Чрез несколько дней супруга Лаврова пришла посетить свою любимую Меланию и при первом разговоре начала просить у ней прощения, что не отпустила к ней в первый день праздника отца Илариона из своего дома.
— Ты сама посуди, Меланьюшка, — говорила Лаврова, — он у нас гость дорогой! Вот оденется лес, он, того и смотри, уйдет от нас. Может быть, и век его не увидим.
Мелания слушала и не могла скрыть своего удивления. Подумав немного, она отвечала Лавровой: — Ты знаешь, Евдокия Михайловна, что я, кажется, никогда не лгала пред тобою, а удивляюсь, что ты говоришь. Поверь же моим словам: в этот день отец Иларион был у меня в келье и вместе с нами был у нас в церкви во время вечерни.
—Что ты, — возразила ей Лаврова, — он разговелся с нами и весь день читал жития святых отцов; мы все слушали!
—Бог знает, — сказала Мелания задумчиво.
—Стало быть, это ангел его посетил тебя, Меланьюшка?
— Не знаю, я недостойна видеть ангела. Обе они перекрестились и прославили Бога.

* * *

Раз Мелания послала в дом к благодетельнице своей, доброй купчихе Гавриловой, просить у ней арбуза. Та, будучи занята по хозяйству, на тот раз пороптала, однако послала арбуз. Получив арбуз, блаженная Мелания долго рассматривала его; потом вырезала в нем сердце и, всыпав туда довольно золы, опять закрыла и отослала его обратно. Добрая приятельница поняла эту притчу и раскаялась в своем поступке.

* * *

Две женщины пришли к Мелании попросить молитв и благословения: одна из них, бедная, приготовила ей калач и совестилась, что не имеет более. Другая купила кренделей и помышляла: ну, куда ей столько?
Едва подошли они к ее окну и, сотворив молитву, постучались, как услышали, что блаженная Мелания сказала первой: — Я есть хочу. Дай-ка мне твой калач, — и поцеловала его.
А другой отвечала: — Вот накупила добра! Сухие да черные! Ешь сама, мне не нужны они.
И не взяла их.

* * *

Наступил пост святых апостолов Петра и Павла. Мелания начала приготовляться к принятию Святых Тайн; в самый день причащения священник шел к ней из церкви со святыми дарами, а причетник нес впереди зажженную свечу. Вдруг подул сильный ветер, и свеча загасла. Причетник хотел возвратиться зажечь свечу в церкви, но священник, поторопив его, сказал: — Там зажжем.
Когда же прошли весь монастырь и причетник ступил на порог кельи затворницы, свеча у него в руках зажглась сама собою. Он с трепетом поставил ее на стол. По совершении таинства принес свечу горящею в церковь. Это чудное зажжение свещи было всеми замечено.

* * *

Монахиня Елпидифора рассказывала о себе следующее.
По кончине блаженной Мелании поручено было мне, как ближайшей соседке, хранить ее келью и, за послушание, вводить в нее приходящих. По зависти вражией кто-то донес игумений, что я воспользовалась деньгами, которые подавали усердствующие. Меня оштрафовали монастырским наказанием: не позволили получать милостыню и читать неусыпаемую псалтирь; чрез это я должна была лишиться монастырского пособия и при всегдашней моей бедности терпеть еще большую нужду. Я плакала, просила прощения, оправдывалась. Но все было тщетно. В одну ночь вижу во сне затворницу Меланию, — она говорит мне: — Не плачь. Я знаю твою скорбь. Иди, выполи траву около моей кельи, и Господь утешит тебя.
Я встала и, помолись Богу, тотчас пошла полоть траву около ее кельи. К концу моей работы в углу маленького ее задворка я нашла узелок и в нем несколько серебряных монет. Я заплакала от радости. Не столько деньгам я обрадовалась, сколько тому, что угодница Божия утешила меня своею милостынею. И, к удивлению, я на эти деньги купила все, в чем имела нужду. Но вот что еще более поразило меня: в жизни моей я много оскорбляла ее. И постигшую меня скорбь я уже принимала как заслуженное мною наказание от Бога, а она меня так видимо утешила. Впрочем, она еще и при жизни своей мне все простила; позвала к себе, угощала меня чаем, дала мне подарки и сама просила у меня прощения. И теперь вот как помогла мне в скорби моей!

* * *

Старец Задонского монастыря монах Сергий, зная богоугодную жизнь затворницы Мелании, весьма сожалел, что за отсутствием, после кончины ее не мог получить себе ни одной вещи ее на благословение. По приезде его в Елец она явилась ему во сне и сказала: — Если хочешь благословения, возьми себе на память мой платок и мои волосы, завернутые в нем. Эти волосы исторгнуты у меня из головы моей злыми демонами, когда они попущением Божиим за грехи мои нападали на меня во время молитвенного подвига моего в ночи. Ты можешь отыскать их в святом углу под полом в моей келье.
По этому указанию действительно старец Сергий нашел платок и волосы в нем и хранит их у себя как оружие от бесовских искушений.
Этот же старец Сергий сожалел, что в последнее время не сняли портрета с затворницы Мелании, и разговорами своими внушал и другим то же сожаление. Она снова явилась ему во сне и приказала ему хорошенько заметить черты лица ее. Видел он ее с большим сияющим крестом в руках, и по рассказу его живописец изобразил ее подобие столь удачно, что все знавшие ее лично находят портрет очень похожим. Только не могла рука художника изобразить той неземной уже красоты и славы, которая осиявала ее в этом сновидении.

* * *

Одна монахиня, по имени Иннокентия, необыкновенным образом испытала на себе скорую благодатную помощь молитвами блаженной Мелании. Живя от юности на Каменной горе, она с самого начала вступления своего в монастырь чувствовала припадки головной боли и тоски. В совершенных летах болезнь ее усилилась; иногда бедная страдалица почти не могла владеть собою. В одно время тоска усилилась в ней до того, что в уме несчастной начала мелькать мысль о самоубийстве. В невыносимой скорби она легла и бессознательно смотрела на предметы. Вдруг глаза ее остановились на портрете затворницы Мелании: лицо портрета одушевилось, глаза выражали строгий укор, и, тихо приподняв руку, блаженная долго грозила ей пальцем. С трепетом вскочила с постели скорбящая и бросилась на колени, со слезами начала просить прощения, и искушение миновалось. С тех пор ни тоска, ни головная боль не беспокоят монахиню Иннокентию, и она, не скрывая, благодарит свою избавительницу.

* * *

Много раз живущие в обители наемные сторожа и насельницы монастыря видали свет как бы зажженной лампады или другого огня, возвышающегося от земли, а иногда объемлющего дивным осиянием весь гроб блаженной затворницы Мелании. Некоторые испытывали и убеждались, что свет был невещественный.
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:19 | Сообщение # 26
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Из жития монахини Досифеи.

Затворница Досифея (до монашества Дария) подвизалась в Китаевской мужской пустыне, выдавая себя за монаха — Досифея.
К Досифею приходил народ за советами и утешением. Советы его были мудры; он был прозорлив и читал в сердцах людей. В 1770 году он предсказал страшное несчастие, причем давал приходящим по кусочку херувимского ладана, приказывая покурить им в своем доме. Скоро началась моровая язва, причем она миновала дома тех, кто получил ладан.

Житие преподобного Неофита, просмонария Ватопедского, Афонского.

Преподобный отец наш Неофит просиял в обители Ватопедской. Некогда будучи на одном метохе по делам монастырским, он тяжко заболел и близок уже был к смерти: тогда с теплою молитвою обратился к Богоматери, чтобы Она даровала ему здравие, и, — о чудо! — вдруг слышит он от иконы Богородицы глас, что ему дается еще год, чтобы в продолжение сего времени надлежащим образом приготовиться к исходу из настоящей жизни. Получив таким образом здравие, он возвратился в монастырь. По окончании года, в один недельный день, приготовляясь к приобщению святых Христовых Тайн, он снова услышал от иконы Богоматери глас, что приспело уже время исхода его из этой жизни. Что и исполнилось; ибо за приобщением Христовых Тайн последовал мирный исход его ко Господу.

Из жития преподобного Дионисия Афонского.

Монах в Веррии, знавший несколько грамоту, случайно увидел гадательную книгу и, с любопытством разбирая тайны сатанинского гадания, невольно увлекся верою к ним. Это не прошло ему даром: в следующую ночь он увидел пред собою ефиопа исполинского роста, который говорил: — Ты меня призывал, и вот я. Что тебе угодно — все исполню, только поклонись мне.
—Господу Богу моему поклоняюсь и Тому единому служу, — отвечал инок, угадывая, кто такой ефиоп.
—Так ты не кланяешься мне? Для чего же и призывал меня, позволяя себе чтение гадательных моих тайн?
С этим словом сатана дал сильную пощечину иноку и исчез. Чувство боли и страха пробудило инока: щека его распухла и почернела так, что страшно было посмотреть на нее. С каждым днем боль усиливалась и безобразила инока; от опухоли наконец не видно было и глаз. Осведомившись о причине столь странной болезни, знакомые инока дали знать об этом преподобному Дионисию, который тотчас явился и, по совершении молитвы к Богу и Божией Матери, помазал елеем больное место. Инок тотчас исцелился и прославил Бога.

Из жития святого Григория Паламы, архиепископа Фессалоникийского.

Когда блаженная душа святителя Григория разлучилась с телом, лицо его просветлело, и вся та комната, где он почил, озарилась светом, чему свидетелем был весь город, стекавшийся к святительским мощам для последнего целования. Так благоволил Бог сим чудом прославить Своего верного угодника, который и при жизни своей был светлым жилищем благодати и сыном божественного света.

Соловецкий Патерик.

Вот что рассказал одному иноку Соловецкой обители отшельник, живший на Соловецком острове.
Я здесь десять или более лет, в первый год пребывания много и тяжко я страдал от страхования бесовского. Бесы, являясь в виде разбойников, устрашали меня, били нещадно, тащили из кельи, требовали, чтоб я удалился с острова или ушел в обитель. Измучив меня, оставляли едва живым. Тогда приходили ко мне два святолепных мужа, имея просфору в руках. Они говорили: — Встань, брат, и, осенив себя крестным знамением, сотвори молитву Иисусову; не бойся козней вражиих, мужайся и крепись — и Бог поможет тебе: вкуси от этой просфоры, мы будем тебя посещать.
Лишь только вкушал я просфору, тотчас чувствовал себя здоровым и радостным. В первый год, когда особенно нападали на меня демоны, старцы часто посещали меня, вносили меня в хижину и укрепляли. На другой год нападения демонов стали слабее, а теперь, благодатию Христовой, я безопасен от всех наветов вражиих. Но старцы иногда посещают меня и приносят просфору и хлеба. Когда инок прощался, пустынник просил его принести в назначенный день ладану. Инок обещал, но не успел исполнить в определенное время, а потом уже не нашел пустынника.

Троицкий Патерик.

Во дни благоверного царя Иоанна Васильевича, при митрополите всея Руси Макарие, одна слепая женщина просила, чтобы привели ее в соборный храм, и усердно молилась пред чудотворными иконами, но не получила желаемого; припадала потом ко гробу чудотворца Петра и много скорбела, что труд ее был напрасен; тогда послышался ей таинственный голос: — Иди ко гробу Ионы чудотворца.
— Не знаю, Господи, где он, — смиренно отвечала слепая, и когда привели ее к честной раке святого Ионы митрополита (преставился в 1461 году), стала осязать ее руками с теплою молитвою о прозрении; и как только приникла к мощам, чтобы приложиться, почувствовала как бы теплое дуновение из уст святительских, прямо в очи свои, и в ту же минуту прозрела. Тогда же рассказала она бывшее с нею чудо митрополиту Макарию, находившемуся в храме. Три подобных прозрения слепых жен последовали в течение немногих дней над ракою святого. Прозрел и пономарь церкви святого Христофора, который вместе с болезнию очей страдал и ногами. Он просил отпеть ему молебен у раки святого и бился головою о помост церковный, прося себе прощения грехов и разрешения от двойного недуга. Как только после молебна окропили его святою водою, стал он ясно видеть и своими ногами мог возвратиться домой, а на другой день, как бы никогда не болевший, пришел в церковь и сам прочел молебный канон великому святителю.
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:21 | Сообщение # 27
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Житие святого Иакова, епископа Ростовского.

Святой Иаков был родом из ростовской области, в раннем возрасте принял иночество и за свою благочестивую жизнь удостоился поставления в епископы Ростовские при митрополите Пимене и великом князе Димитрии Иоанновиче Донском. Но епископом Ростовским он был недолго и оставил кафедру по следующему случаю.
Одна женщина обличена была в беззакониях и ростовским князем и боярами ростовскими осуждена была на смертную казнь. В своем несчастии она прибегла к ногам ростовского святителя Иакова и молила избавить ее от смерти. Святой Иаков сжалился над нею и, подражая Христу, Который не осудил приведенную к Нему блудницу, — не выдал на казнь осужденную женщину, а назначил ей особое место для покаяния до конца ее жизни. За таковой поступок князь ростовский и граждане разгневались на святого Иакова и изгнали своего доброго пастыря с престола.
Удаляясь из города, святой Иаков подошел к берегу ростовского озера и, сняв с себя свою святительскую мантию, положил ее на воду и, осенив себя крестным знамением, встал на нее и поплыл по озеру; проплыв версты полторы за город, он снова вышел на берег на том месте, где теперь находится Яковлевский монастырь.

Из жития блаженного Симона Юрьевецкого.

Однажды в осеннюю пору на Волге поднялось сильное волнение. Один из юрьевецких жителей, Петр, живший недалеко от берега реки, вдруг заметил, что кто-то идет по волнам. Он ужаснулся. Но, думая, что ошибся, он подошел к самому краю берега и стал пристально всматриваться. Вдруг он ясно увидел, что это блаженный Симон идет по воде с посохом в руке. От изумления Петр не мог тронуться с места. Подойдя к нему, блаженный сказал ему: — Никому не говори того, что ты видел, доколе я жив.

Из жития инока Феодосия.

В 1664 году пришел в Саров пензенский инок Феодосий и, поставив келью на валу бывшего города, стал подвизаться тут.
Иногда он ходил проповедовать жителям ближайшего села Кременок и передавал им о необыкновенных явлениях, которых он был свидетелем. Не раз по ночам он видал небо как бы раскрывшимся, оттуда являлся свет, освещавший всю гору; иногда сходил сверху огненный луч, иногда слышался громкий благовест многих колоколов. Все это утверждало Феодосия в мысли, что этому месту суждена великая будущность.
Феодосии кончал последние годы жизни в Пензе. После него здесь подвизался старец Герасим. Этот старец, проводивший жизнь попеременно в великих трудах и молитве, тоже был свидетелем разных знамений на этом месте.

Из жития митрополита Филофея Лещинского.

Много помогали делу проповеди среди инородцев митрополита Филофея (преставился 31 мая 1727 года) чудеса, происходившие иногда при крещении. Так, крестили раз слабую девочку; в реку для погружения ее пришлось нести на руках. Выйдя же из воды, она вдруг стала сильною, сама пошла домой и принялась там за тяжелую работу. Один 10-летний мальчик, у которого сильно болела нога, во время крещения вдруг выздоровел и побежал домой.

Из жития монахини Елизаветы.

Монахиня Сретенского Кашинского женского монастыря Елизавета (1764—1822) как-то предсказала близкую кончину отцу своей крестницы, отцу Иоанну, что и сбылось.
Однажды она стала выплескивать воду в окно и сказала: — Я заливаю Казино.
Оказалось, что деревня Казино загорелась, а когда она лила воду, пожар сам потух.

Из жития праведного пустынножителя, игумена Марка Миголощенского.
Одна старушка-помещица сказывала, что Марк видел ангела своей смерти и разговаривал с ним при своем ученике. Пустынник просил ангела позволить прожить ему еще три дня, и, действительно, через три дня он скончался и погребен в часовне, им самим построенной.

Из жития преподобного Дионисия, игумена Глушицкого.

Однажды, когда преподобный собрался идти в церковь к богослужению, на него напало множество бесов. Скрежеща зубами, они стали его бить, а затем, поднявши пол, положили его там и говорили ему: — Уйди из этого места, иначе ты умрешь злою смертию!
Но преподобный молитвою победил их слабую силу, и они тотчас же исчезли. Между тем братия, не видя святого, пришли в его келью и, нашедши его придавленным половыми досками, подняли пол, после чего он сказал им: — Видите, братия, какую борьбу ведут с нами враги наши, но пусть это не устрашает нас.

Из жития преподобного Иринарха, затворника Ростовского.

Преподобный Иринарх родился в Ростовской области, в селе Кондакове. Родители его были крестьяне, отец по имени Акиндин, мать по имени Ирина. Во святом крещении младенцу дано было имя Илия. Радовались родители, видя, как быстро растет ребенок: двадцати недель он уже встал на ноги и начал ходить. Родители воспитывали сына в благочестии и чистоте христианской веры. Ребенок не занимался играми, но возлюбил смирение и кротость, был тих и ко всем относился ласково.
Будучи еще только шести лет, он однажды сказал своей матери: — Как вырасту, так постригусь и стану монахом, буду носить на себе железа и трудиться ради Бога, и буду учителем всем людям.
Удивилась мать таким речам своего малолетнего сына, но вместе и радовалась. Эти пророчественные слова шестилетнего ребенка впоследствии сбылись в точности.

Из жития преподобного Никандра Псковского.

Однажды большой медведь пришел к келье святого Никандра и начал чесаться о нее с такою силою, что она стала дрожать и была готова рухнуть. Перекрестив оконце своей кельи и осенив себя самого крестным знамением, святой выглянул и видит большого зверя, стоящего у его жилища. Тогда преподобный, еще раз ознаменовав себя крестом, вышел из кельи и перекрестил зверя. Будто пораженный какой-то невидимой силой, медведь упал перед святым, стал кротко лизать его честные ноги, а потом удалился в лес.

Из жития преподобного Нилла Столбенского.

Диавол, чем более терпел поражений от святого, тем с большей яростию нападал на него. Однажды, когда преподобный находился на работе вне кельи, разбойники напали на святого и с угрозою требовали от него, чтобы он отдал им свое сокровище; святой же сказал им: — Чада! Все мое сокровище — в углу кельи.
В углу же том была икона Богородицы с Предвечным Младенцем. Разбойники вошли в келью и внезапно ослепли; тогда они со слезами стали умолять святого о прощении. Преподобный помолился Богу, и разбойники прозрели. После сего святой обратился к ним с наставлением о душевном спасении и запретил им рассказывать о случившемся. Разбойники тогда умолчали, но после кончины святого Нила подробно рассказали обо всем.

Из жития преподобного Саввы Сторожевского, Звенигородского.

Это случилось спустя много времени после преставления преподобного Саввы.
В обитель преподобного Саввы был приведен бесноватый, по имени Иуда. Во время совершения молебна святому Савве бесноватый закричал: — Тяжко мне: я сгораю, — и тотчас же сделался здоров.
Когда его спросили, почему он так сильно закричал, он сказал: — Я видел благолепного старца. Он стоял на гробе преподобного Саввы, держал крест и осенил им меня. От этого креста явилось великое пламя и опалило меня всего. Вот отчего я закричал, и этим пламенем отогнан был от меня нечистый дух.
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:21 | Сообщение # 28
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Из жития святого благоверного великого князя Московского Даниила.

Царь Иоанн Грозный проезжал однажды в местности упраздненного Даниилова монастыря. Сопровождавший царя князь Иван Михайлович Шуйский, чтобы взойти удобнее на своего коня, наступил ногою на плиту могилы святого Даниила. Неожиданно явившийся здесь христианин обратился к Шуйскому со словами: — Господин княже, не дерзай с сего камня садиться на коня своего: знай, что здесь лежит великий князь Даниил.
— Мало ли лежит здесь князей! — пренебрежительно заметил Шуйский и вспрыгнул на коня.
Но конь тотчас же пал и издох, придавив собою князя. Только после молебна о здравии и панихиды по святом Данииле, Шуйский получил исцеление и всю остальную жизнь свою чтил Даниила как святого.

Из жития святого Иоасафа, епископа Белгородского.

В час смерти епископа Иоасафа Белгородского (преставился 10 декабря 1754 года) игумен Хотмыжского монастыря Исайя, видел во сне, что он со святителем Иоасафом стоит в Белгороде у окна, и святитель, указывая ему на восходящее, ярко сияющее солнце, сказал: — Как солнце сие ясно, так светло предстал я в час сей престолу Божию.
Игумен, проснувшись, заметил время своего сна и послал немедленно в Грайворон узнать о его здоровье. Посланный вернулся с ответом, что святитель скончался в тот самый час, который заметил игумен.
Родные святителя были немедленно извещены об его кончине. Вся семья отправилась к старику-отцу, чтобы приготовить его к этой вести.
Но Андрей Дмитриевич прежде, чем они заговорили, сказал им: — Знаю, что вы пришли ко мне с известием о смерти сына моего Иоасафа. Но я это узнал прежде вас. 10 декабря вечером мне был голос: «Сын твой, святитель, скончался».
В волнении старик замолчал.
И здесь вдруг припомнил он таинственное явление Богоматери: как в небе видел он Ее и пред Нею молящегося сына, которого ангел накрывал святительскою мантиею. Он тогда же забыл это видение и теперь, чрез сорок лет, с чрезвычайною яркостью припомнил его и рассказал о нем семье.

Из жития святого Саввы Крыпецкого, Псковского чудотворца.

Пришли однажды ночью разбойники к обители святого Саввы с намерением ее ограбить. Старейшина их Евсевий, оставив дружину свою невдалеке, сам приблизился ко вратам и увидел множество неведомых ему людей, ходивших по монастырю с фонарями. Со страхом поспешил он объявить о том дружине, которая устремилась в бегство. Разбойникам казалось, что много народа гонится за ними, и впереди всех святолепный старец, украшенный сединами, с жезлом в руках, который грозил разбойникам, как дерзнули они грабить монастырь, и велел покаяться, если не хотят погибнуть. На другой день некоторые из числа их пришли в обитель и спрашивали: — Кто были вооруженные люди, ходившие ночью с фонарями по монастырю?
Изумились они, услышав, что никого не было, и пришли покаяться в вине своей игумену. Начальник же разбойников, по имени Евсевий, постригся в монахи в обители преподобного Саввы.

Из жития схимонах Симеона.

В пустыни Белые берега сохраняется стоящая на надгробии старца Симеона келейная его икона Знамения Божией Матери. Об иконе этой имеется следующий рассказ.
Один раскольник, служивший в пустыне наемным рабочим, украл эту икону и понес ее к себе лесом. В лесу он сбился с хорошо известной ему дороги. И как ни отыскивал ее, все выходил прямо к монастырю. Понял он тогда, что благодать Богоматери чудесно охраняет эту икону, и, вернувшись с нею в монастырь, повинился в своем поступке.
(Основатель пустыни Белые берега схимонах Симеон преставился в 1741 году.)

Из жития настоятеля Краснослободской Спасовой пустыни иеросхимонаха Герасима.

Истинно подвижническая жизнь Герасима, в течение которой «он добродетелями от силы в силу восхождаше», удостоилась от Бога некоторых знамений и откровений, послуживших впоследствии поводом к основанию на месте подвигов Герасима знаменитой ныне Саровской пустыни. Об этих знамениях первоначальник Саровский Иоанн вспоминал такие слова самого Герасиму.
— Место это свято, — говорил Герасим, изумленный необычайностью случившегося. — В праздник Благовещения Пресвятой Богородицы молился я пред Богом, исполняя обычное правило, как вдруг услышал я в горе сей (Саровской) необычайный звон, и столь сильный, что казалось, будто бы и все место это колеблется. С этих пор я часто слышу здесь такой же звон и думаю, что место это святое, что это не случайный звон, но от Божия Промысла, как предзнаменование, что впоследствии здесь будет находиться какая-либо святыня.
По другому источнику («Общежительная Саровская пустынь», изданная в 1885 году), кроме колокольного звона замечалось также и то, что по ночам иногда сходил с неба великий свет на то место, где ныне стоят соборные храмы, и при совершенно безоблачном небе гремел гром над Саровом. Неизвестно, видел ли Герасим и эти два знамения: в его житии не упоминается, а говорится лишь о колокольном звоне. Впоследствии оказалось, что громкий колокольный звон, раздававшийся временами в глухом лесу, слышал не один Герасим, а также и некоторые из жителей ближайших к лесу селений.

Из жития преподобного Арсения Коневского.

Это было в 1393 году, когда пришел на остров инок Арсений. Но еще за четырнадцать лет до этого будущий монах принял постриг в 1379 году под Новгородом, в котором и родился. Братия одного из новгородских монастырей, что на Лисьей горе, удивлялись его примерным трудам, несенным в обители, кротости, смирению и строгой иноческой жизни; все смотрели на него как на образец жития иноческого. Вскоре преподобный Арсений отправился на Афон, а через три года игумен Иоанн дал ему благословение пойти опять на Север и основать новую обитель. Тогда-то и получил он как видимый знак этого благословения икону Божией Матери с Богомладенцем, держащим на левой ладони голубиного птенца. Эта икона и стала позже именоваться Коневской, она-то и пребывает сегодня в Преображенском храме Ново-Валаамского финского монастыря, куда попала после войны.
Почти ничто не напоминает сегодня о первом этапе истории Коневской обители: все постройки возведены позже, в 1794—1814 годах, при иеромонахах Адриане и Иларионе. Тогда же, в 1819 году, отец Иларион составил службы Коневской иконе и преподобному Арсению и ходатайствовал перед Синодом о внесении дней их празднования в месяцеслов. А свидетелем седой древности остался лишь «конь-камень» — огромный валун в полутора верстах от монастыря.
Когда-то скотоводы-язычники оставляли под ним в жертву бесам коней (отсюда не только название камня, но и острова). Преподобный Арсений, помолившись и окропив валун святой водой, изгнал бесов: в виде черных воронов улетели они из-под камня в бухту Сортанлахти (Чертов залив), где расположена сейчас военная база и откуда ходит в монастырь катер. А на камне монахи поставили часовню.

Из жития преподобного Никона, игумена Радонежского.

Однажды Никон намерен был послать некоего из своих иноков, по имени Акакия, в одно из сел, принадлежавших обители святого Сергия. Не желая сему повиноваться, Акакий сказал: — Я не для того отрекся от мира, чтобы обходить города и села.
Преподобный долго умолял Акакия, но он ни за что не хотел исполнить приказание своего игумена. Тогда преподобный предрек: — Смотри, Акакий, как бы тебе по своей воле не пришлось быть там, и тогда получишь воздаяние за свое непослушание.
Вскоре после того преподобный Никон преставился ко Господу. Акакий же предал забвению все, что было предсказано ему святым отцом, и отправился в то самое селение, куда посылал его преподобный Никон. И вот его внезапно постиг там суд Божий, предсказанный святым: он впал в исступление ума, так что братия привели его обратно в монастырь. Здесь явился ему святой Никон и, держа в руках жезл, с укоризною сказал ему: — Акакий! Разве ты для того отрекся от мира, чтобы обходить города и села?
Тогда Акакия охватил великий страх, и он начал неистово кричать. В таком тяжелом состоянии он находился несколько дней, пребывая у раки преподобных Сергия и Никона и с плачем молясь об отпущении своего согрешения; братия точно так же усердно молились за него. И тогда, по благодати Христовой и по молитвам святых, Акакий получил отпущение в своем согрешении и исцелился. Обо всем этом он сам со слезами рассказывал многим, вопрошавшим его.
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:22 | Сообщение # 29
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Из жития преподобного Савватия Соловецкого

К утешению пустынников Савватия и Германа, Господь особенным знамением показал будущее предназначение Соловецкого острова. Прибрежные жители стали завидовать преподобным, считая себя наследственными владельцами всего прибрежья и островов Белого моря. И вот, по общему совету, один рыбак с женою и со всем домом приплыл на остров и поселился недалеко от кельи иноков. Преподобные Савватий и Герман не прерывали порядка своей жизни. Раз, в воскресный день, рано утром, окончив келейное правило, отец Савватий с кадильницею вышел из кельи покадить крест, водруженный по прибытии на остров, и услышал громкий плач как бы лица, подвергаемого биению. В ужасе, думая, что это мечтание, преподобный возвратился в келью и рассказал своему сожителю о слышанном вопле. Герман, выйдя из кельи, также услышал стоны и крики и, достигши места, откуда они раздавались, нашел женщину в слезах, которая рассказала ему следующее.
— Когда я шла на озеро к своему мужу, встретили меня два светлые юноши; схватив меня, они били меня прутьями, говоря: — Уходите с этого места; вам нельзя здесь жить, потому что по воле Божией оно предназначено для проживания иноков. После этого юноши сделались невидимы.
Герман, возвратившись в келью, передал Савватию все слышанное от женщины, и оба прославили Бога. Между тем рыбак, устрашенный видением, взяв жену и имение свое, отплыл обратно в село, где прежде жил. С этого времени никто из мирских людей не дерзал селиться на острове.

Из жития преподобного Саввы Вишерского.

Преподобный Савва задумал основать в своей пустыне обитель и начал строить своими руками кельи для приходившей к нему иночествующей братии. Не стерпел сего лукавый враг рода человеческого и, побуждаемый завистью к нему, внушил разбойникам причинить преподобному зло. Думая, что у него есть какое-нибудь имущество, они пришли к нему с злым намерением. Савва в это время строил келью. С ложным смирением разбойники стали просить у старца благословения. Но он прозрел их коварный замысел и то, что они — разбойники. И вот он обратился к ним со следующею просьбою: — Детки! Окажите любовь, помогите мне поднять дерево на стену.
При этом старец велел им взяться за тонкий конец бревна, а сам взялся за толстый. Разбойники никак не могли все вместе поднять своего конца, а старец с Божиею помощию легко один поднял дерево на стену. Пораженные сим, разбойники переглянулись между собою со стыдом и страхом, поспешили уйти от преподобного, боясь, чтобы из-за него им самим не потерпеть какого-либо вреда.

Из жития преподобного Сергия Муромского.

Жена некая, именем Матрона, из села Раменского, пришла в смятение ума. Близкие привезли ее в монастырь Всемилостивого Спаса ко гробу преподобного Сергия Муромского. По молебном правиле ее привязали у звонницы. Тогда пришли к ней ненавистники человеческого рода, бесы, приняв на себя образ собаки и кошки, назвали ее по имени и сказали: — Иди прочь отсюда: ты свободна.
Когда она вышла из монастыря, тотчас бесы стали строить ей козни. Принявши человеческий образ, они встретились с нею и указали ей идти в дебрь, где находилось болото. Но Всещедрый Господь, не хотя смерти грешнику, но желая привести его в разум истинный, видя создание Свое погибающим от злоотступников-бесов, умилосердился и восхотел помиловать женщину сию, ибо о сем пророк сказал: «Не до конца прогневается» Господь (Пс. 102, 9).
И вот Господь, желая еще более прославить преподобного Сергия, угодника Своего, устрояет Божественным мановением Своим следующее. Когда женщина сия пошла в великую дебрь, куда повелели идти ей лукавые бесы, внезапно предстал ей святолепный старец, украшенный чудными сединами. Назвав себя Сергием, он назвал и ее по имени и сказал: — Куда ты идешь, женщина? Возвратись назад, иди к гробу моему и не ходи, куда идешь; туда ведут тебя бесы.
Сказав сие, преподобный стал невидим. Женщина же тотчас пришла в чувство, поняла посещение святого и бесовское поругание и пришла ко гробу святого. Здесь она почувствовала себя вполне здоровой и возвратилась в дом свой, радуясь, славя Бога и благодаря преподобного чудотворца Сергия.

Из жития преподобного Максима Грека.

В преданиях Лавры Сергиевой записано чудо, бывшее над гробом преподобного Максима Грека. В 1661 году, во дни патриарха Никона, пришел человек из Москвы, по обещанию, к Сергиевой Лавре и после литургии, отслужив молебен, как сам рассказывал инокам, утомившись, сел близ храма Сошествия Святаго Духа на гробовой доске; но гневом Божиим сбросило его с гробницы и разбило члены его. Долго не мог он встать; опамятовавшись, приполз к могиле и спрашивал стоявших тут людей: — Кто под доскою сей почивает?
Они отвечали: — Монах Максим Грек.
Тогда расслабленный воскликнул: — Отче Максиме, прости меня!
По его желанию священники отслужили панихиду по иноке Максиме, над его гробницею; и вслед за тем получил он исцеление, и возвратилась ему память.
Не поверил сему чуду келейник соборного старца Вассиана, по имени Иоанн, и, по самонадеянности, сел на ту же гробницу, думая сам в себе: — Тогда я поверю, когда и со мною то же случится.
Тогда гневом Божиим трижды был сброшен он с гробницы, и лицо его разбилось до крови, и раздробились зубы и язык. Восстав, вспомнил он свое неверие и, помолившись Спасову образу, раскаялся в согрешении, говоря: — Господи, прости меня!
Тогда погрузился Иоанн в глубокий сон и увидел пред образом Всемилостивого Спаса молящегося неведомого ему инока, которого спросил: — Кто ты?
Тот отвечал ему: — Я — Максим Грек.
Иоанн просил у него прощения за то, что прогневал его, и святой муж с гневом сказал ему: — За что бесчестишь меня?! За неверие твое тебе было сие поражение, ибо ты слышал в сей день, что прежде сего сброшен был с моей могилы человек сидящий!
Так сказал явившийся ему старец и скрылся от его взоров.
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:22 | Сообщение # 30
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Из жития отца Назария, игумена Валаамского.

Сановник К. подвергся царской немилости; его жена умоляла отца Назария молиться за мужа. Тот обещал попросить царских приближенных.
—Всех уже просила, — отвечала жена опального.
—Да не тех, кого надо, — ответил отец Назарий и, взяв у К. много мелких денег, отправился раздавать их бедным.
Только к вечеру он роздал все и вернулся в обеспокоенную семью со словами: — Ну, слава Богу, обещали все приближенные царские просить за вас.
Вслед за тем пришло известие, что дело кончилось благополучно. Тогда, отвечая на вопрос, объяснил отец Назарий, кто те приближенные, которых он просил, и какого Царя.

* * *

Выбирая место для пустынножительства, отец Назарий отправился в область черноморских казаков. По дороге, в Воронежской губернии, отец Назарий остановился однажды пожить у одного священника. Когда пришло время для служения воскресной всенощной, священник объявил старцу, что он никогда в храме не служит, так как храм бывает пуст и не для кого служить.
— Храм не может быть пуст, — отвечал старец, — в нем находится ангел, блюститель престола Господня. И потом, если не пойдут прихожане, то пойдут ангелы-хранители душ их; ибо при всяком славословии Божием ангелы первые бывают и сослужители, и сославословители, и они бы наполнили вашу церковь. Если бы вы молились о пастве вашей, Господь повелел бы ангелам возбуждать их души к молитве. Какой же ответ в день страшного суда дадите вы о погибели их, когда не употребляете никаких мер для их спасения!
Священник просил старца наставлять его, и отец Назарий посоветовал немедленно отслужить всенощную, которую они вместе и отправили по чину. В церковь пришли старики, созвали еще кой-кого из близких, так что всего собралось до 30 человек. При выходе из церкви старец пояснил людям необходимость ходить в церковь. К обедне в воскресенье народу собралось несколько больше. После этого ежедневно священник стал служить Божественную литургию, и число прихожан умножалось.

Из жития преподобного Нифонта, патриарха Константинопольского.

Изгнанный сарацинами из Константинополя, патриарх Нифонт в виде поселянина пришел в Афонский монастырь Дионисия, в котором был, как говорят, такой устав, переданный ктитором обители: приходящего в монастырь для монашества прежде всего определять в черные труды, а именно — ходить за рабочим скотом, возить дрова и исполнять все низшие послушания на неопределенное время. Впоследствии, когда оканчивался такой искус, послушника, по усмотрению настоятеля, принимали в монастырь и причисляли к братии. Таким образом и святой Нифонт, как неведомый пришлец, был сделан муларщиком для ухаживания за рабочим скотом. Пока трудился он таким образом, покрываемый от всех Богом, по распоряжению константинопольской великой Церкви искали его всюду для возведения вновь на вселенскую кафедру по силе султанского фирмана. Посланные были и на Святой горе: но блаженный Нифонт остался неведом никому, пока было на то соизволение свыше. Однажды в числе прочих он назначен был караульным на соседственном холме, по причине морских разбойников, нечаянно напавших на Святую гору, расхищавших все и пленявших. Когда наступила ночь, божественный Нифонт стал на молитву. Вдруг над молившимся поднялся пламень огненный в виде столпа от земли до самого неба: сам блаженный Нифонт сделался как бы светлым, огненным, что заметили находившиеся в окрестности на страже иноки и один бывший при Нифонте. Трепетен и в страхе от виденного чуда, последний явился в монастырь и рассказал всем о славе молившегося собрата. То же подтвердили и другие монахи.
Ужаснулись старцы и вся братия обители, недоумевая, что за чудный появился между ними подвижник. С общими мольбами обратились они к Господу, прося явить, — кто такой угодник, так прославляемый свыше и для всех неведомый в обители. Бог открыл им тайну: игумену монастыря представилось в видении, что он находится в храме. Там является божественный Предтеча и говорит ему: — Собери братство, и выйдите навстречу патриарху Нифонту; высота смирения его да будет образцом для вас: он патриарх, а снизошел до состояния одного из ваших рабочих.
Пораженный сим, игумен долго не мог придти в себя. Потом, когда успокоилась его мысль, приказал ударить в доску; собрались братия, и он рассказал им о видении Предтечи Господня. Тогда все узнали в своем муларщике патриарха Нифонта. Пока это происходило, святейший работник отправился за дровами в лес. Когда же заметили, что он возвращается с своего послушания, все вышли к кладбищенской церкви навстречу ему и, как патриарху, почтительно поклонились. Тронутый до слез неожиданным торжеством собственного своего смирения, Нифонт повергся пред всеми и плакал.
— Кончился искус терпения твоего, вселенныя светильниче, — говорит ему настоятель, целуя святительскую его десницу, — довольно смирения твоего для смирения собственной нашей немощи.
Плакал блаженный Нифонт, глубоко потрясенный событием; плакали братия и наипаче те, которые по неведению огорчали его, и, прося прощения, лежали у ног его.
— Для того, отцы и братия мои, скрыл меня Господь от вашей любви, — сказал, наконец, святой Нифонт, — что сам я просил Его о том, чтобы во смирении моем помянул меня Господь. Вы знаете, что человеческая слава и любовь мира сего отчуждают нас от Царствия Божия: аще приобрящем «мир весь» и отщетим «душу» нашу, что пользы (Мк. 8, 36), — сказал Господь.
Потом он торжественно вошел в монастырь, окружаемый братством, и посвятил себя всей строгости иноческой жизни, не переставая разделять с братнею всякого рода труды, хотя от старости, бедствий и изгнаний был уже немощен и слаб в телесных силах. Кроме прочих занятий, он посещал немощных, утешал печальных, и «Я, — говорит составитель жития святого Нифонта иеромонах Гавриил, тогдашний Прот Святой горы, — много раз приходя и оставаясь там для слушания назидательных бесед его, видал, что он то копал в огороде, то помогал на мельнице, то спускался к пристани для разгрузки и нагрузки кораблей, и трудился таким образом неутомимо, чтобы другие на него не роптали и не теряли чрез то награды за труд свой. При всем том сатана не переставал ратовать противу него. Нашлись люди, которые все труды и подвиги смиренного Нифонта порочили, приписывая их лицемерию, а сладкие его беседы называли пустословием. Впрочем, зная, что все это — действие сатаны, он просил Бога о помощи и силе к перенесению искушений до кончины, а потому и врагов своих прощал, молясь о их спасении и забывая высокость своего достоинства».
Однажды братия везли на корабле монастырскую пшеницу с метохов; восстала буря, и корабль, носясь в виду обители, находился в крайности. Заметив это, святой Нифонт пренебрег бурею и отправился на корабль. Лишь только ступил он на палубу, буря утихла и настала невозмутимая тишина. Тогда братия пали к стопам святителя, умоляли его умилостивить Бога и испросить у Него благодать, чтоб когда ни случится им быть в море, никакая опасность, никакая беда и бедствие не постигали их.
— Бог даст вам по желанию, — отвечал блаженный, — с условием, если будете свято исполнять положенное правило и службы церковные, если не будете празднословить.
Потом, преклонив колена на якоре, простер вверх длани и очи свои и молился довольно долго, благословил якорь и сказал: — Слушайте, братия, храните этот якорь в приличном месте; когда же наступит буря, спускайте его в море и будьте покойны.
С того времени, действительно, каждый раз, когда бывали братия на море и восставала буря, опускали они якорь в волны с призыванием имени святого Нифонта, и делалась тишина. Знамения такого рода от бесчувственного металла так поражали иноков, что во время каждения фимиамом икон при совершении правила кадили они и якорь, отдавая таким образом честь святому Нифонту. Самый якорь наименовали Патриархом, и когда наступала в море буря, обыкновенно восклицали: — Пустите в море Патриарха!
Этот якорь как драгоценность и святыню хранили в Дионисиате более 150 лет.

Из жития преподобного Кирилла Белоозерского.

Один поселянин просил преподобного Кирилла Белоозерского помолиться о его больном товарище, у которого из уст и ноздрей текла кровавая пена; но старец, милостивый ко всем, на сей раз, по духу прозорливости, даже не позволил больному лежать за оградою; другу же, о нем докучавшему, сказал: — Поверь мне, чадо, что болезнь сия приключилась ему в наказание за его прелюбодейство; если обещается исправиться, верую, что Господь его исцелит; если же нет, то еще горше пострадает.
Когда передано было слово сие больному, устрашился он обличения и обещал исправиться; от чистого сердца исповедал он все свои согрешения святому и по его молитве исцелился не только телесно, но и душевно, приняв эпитимию для очищения грехов.

* * *

Случился пожар в обители Белоозерской, и братия не могли погасить его, но святой Кирилл стал с крестом прямо против огня, вознес к Богу молитвы, и огонь, как бы устыдившись его молитв, внезапно угас.



Из жития преподобного Пафнутия Боровского.

Преподобный Пафнутий украшался от Бога чудесною благодатию, проявлявшеюся в исцелениях, прозорливости, откровениях и иных дарах Святаго Духа.
Вот некоторые из чудес подвижника.
Искусный художник-иконописец, мирянин Дионисий, приглашенный преподобным расписывать храм обители, по болезни ног не мог работать. Святой старец сказал ему: — Дионисий! Бог да благословит тебя, начни доброе дело; Господь и Пречистая Матерь Божия подадут здравие ногам твоим.
Иконописец, твердо поверив словам преподобного, с радостью принялся за дело и исцелел. Этому же Дионисию и прочим иконописцам-мирянам святой отец заповедал не вкушать в обители мяса, а есть его в ближайшем селении. Некоторое время они исполняли эту заповедь. Потом позабыли и принесли в обитель к себе на ужин вареное бедро ягненка, начиненное яйцами. Когда Дионисий первым из них отведал его, то в начинке нашел множество червей и принужден был выбросить запрещенную пищу собакам. Вдруг он заболел свербежем. В один час все тело Дионисия представляло как бы один сплошной струп, и он не мог двигаться. Тогда больной немедля послал к преподобному, прося принять его раскаяние и дать прощение. Святой же, заповедав Дионисию не делать впредь ничего запрещенного, повел его в церковь, куда собрана была вся братия. По совершении соборного молебствия преподобный освятил воду и повелел больному омывать ею все больное тело. Лишь только Дионисий это сделал, он ненадолго заснул. Потом, пробудившись, почувствовал себя совершенно здоровым, как будто никогда и не хворал. Струпья его отпали, как чешуя, и он прославил Бога.

* * *

Раз преподобный Пафнутий выпросил у одного князя половить рыбу три дня на одном месте Оки с тем, чтобы все пойманное пошло в пользу монастыря. Отправляя одного из служителей на эту ловитву, подвижник повелел дать ему пять гривен денег для покупки сосудов, чтобы в них посолить рыбу, пойманную в назначенный срок. Служитель не брал столько денег, не надеясь и одного малого сосуда наполнить рыбой. Преподобный же гневно посмотрел на него и велел делать, что ему приказано. Тогда посланный пошел и в три дня поймал 730 больших рыб. Столько не поймали рыболовы князя и во все лето. Предвидя чудесную ловитву, святой и повелел купить так много сосудов.

Из жития преподобного Филиппа Ирапского.

У князя Андрея был брат князь Иоанн. Когда князь Андрей сказал своему брату о том, что в их волости поселился блаженный Филипп, князь Иоанн по наваждению диавольскому сильно разгневался на своего брата и на блаженного Филиппа. При народе и священниках он начал укорять своего брата: — Ты пустил сюда сего человека, а у меня он не спрашивался; вот я поеду к нему, прогоню его оттуда и не позволю ему жить там.
Напрасно князь Андрей вместе с священниками и народом уговаривал брата не делать зла святому человеку. Князь Иоанн еще более рассердился, вскочил на коня и поскакал в пустыню, намереваясь изгнать оттуда святого. Когда князь подъехал к Малому Ирапу, конь остановился и не пошел через ручей. Князь ударил его бичом. Но конь, закусив удила, понесся обратно, примчал князя в село, где он жил, и здесь, у церкви Николая Чудотворца, сбросил князя, а сам понесся далее и верстах в двух издох. Падая, князь ударился о камень и умер. Князь Андрей похоронил брата и отправился к преподобному Филиппу. Он стал давать пустыннику серебро на помин своего брата. Преподобный же серебра не принял, но попросил землю между ручьями Большим и Малым Ирапом. Князь Андрей охотно исполнил его просьбу: он закрепил за ним всю ту землю, приказав своим крестьянам слушаться преподобного и всячески помогать ему. С сего времени князь Андрей и многие другие стали иметь большую веру к преподобному и просить его молитв и наставлений.

* * *

Однажды диавол в образе монаха подошел к келье святого Филиппа и стал стучаться. Блаженный сказал: — Сотвори молитву.
Диавол же отвечал: — Ныне и присно и во веки веков.
Тогда святой снова потребовал, чтобы монах произнес молитву, но диавол опять повторил свой ответ. Святой в третий раз приказал монаху произнести молитву, но последовал тот же самый ответ. Святой сказал: — Скажи так: Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки. Аминь.
Бес, услышав сие, быстро исчез, как будто его палил огонь.

* * *

Раз пришел к святому Филиппу благоговейный поселянин Мелетий и после долгой беседы о душевном спасении оставлен был ночевать. В полночь, проснувшись, стал он звать старца Филиппа, но его не было в келье; посмотрев в окно, увидал он: старец стоит у церкви с воздетыми к небу руками, и руки его светились, как свещи. Мелетий рассказывал это потом многим.
 
Форум » Православная страница » Чудеса православия » Чудеса Православия
  • Страница 2 из 10
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 9
  • 10
  • »
Поиск:

Благотворительный фонд помощи детским домам "Спас Нерукотворный" © 2018
Бесплатный хостинг uCozЯндекс.Метрика