Главная

Регистрация

Вход
Пятница, 22.09.2017, 07:20
Приветствую Вас Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 8«1234578»
Форум » Православная страница » Духовная страница » Притчи (поучительные истории жизни)
Притчи
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:26 | Сообщение # 31
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Бедствие от ложной клятвы.

Спаситель заповедал нам не клятися всяко, а только сими словами: ей, ей; ни,ни (Матф.5,34-37), и притом для подтверждения истины.
Хотя и легка эта заповедь, но люди невнимательные к заповедям евангелия редко исполняют ее; напротив, клянутся всяко, без надобности и даже ложно. Прислушайтесь, например, к клятвам простолюдинов; вот он: "ей Богу, вот тебе Христос, вот тебе Бог, глаза мои лопни, сквозьземлю провалиться, чтоб мне своих детей не видать", и проч. На эти глупыя слова мы смотрим сквозь пальцы, но Бог не любит нарушителей своего закона и строго наказывает их. Вот пример.
В нашем приходе один крестьянин А.М., будучи виновен пред своим обществом, хотел оправдаться и, приводя ложные доказательства мнимой своей невиновности, клялся, чтобы ему не видать своих детей; а у него было три сына: первый - пяти лет; другой - трех, третий - менее полугода. Прошло несколько дней после означенной клятвы; крестьянин А.М. со всем своим семейством из деревни отправился верст за двадцать в лес, где у него была изба дляф временного проживания весною. Наступило 18-е прошедшего апреля, крестьянин А.М. куда-то отлучался, а жена его, затопив избу и оставив двух своих младенцев спящими, с третьим, пятилетним, пошла полоскать платье. Но и этот ее сын возвратился назад под тем предлогом, что будет утешать своих братьев, когда они проснутся. Что же? Через несколько минут хата запылала и три младенца в виду матери сгорели.
Вот что значит клясться ложно, а не так, как велит Евангелие!

Священник Петр Гвоздев.

Село Девичий Рукав, Пензенской губ.15.05.61
("Странник",1864г., август)
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:27 | Сообщение # 32
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Перст Божий.

Лет тридцать тому назад, в г.О. командиром полубатальона военных кантонистов был некто г. Б-ъ. По свидетельству знавших этого человека, он отличался добротою сердца, умом и усердием к исполнению служебных своих обязанностей и поставил свой полубатальон в уровень со многими лучшими учебными заведениями среднего разряда. Начальником был хотя строгим, но справедливым, за что любили его и уважали все подчиненные. В обществе Б-ъ слыл тоже за умного и прекрасного человека. При всех добрых его качествах одного только недоставало ему, именно - веры: душою его овладело вольнодумство. Всем известно: без веры не возможно угодити Богу (Евр.11,6), хотя бы неверующий был и добродетельнейший человек. Коснеющий в неверии, подобно нашим атеистам, добрыми своими делами, если имеет их, не только не угождает Богу, но еще оскорбляет Его тем более, что неверие происходит не от неведения, а от упорства. Над такими людьми исполняется апостольское слово: аще отвержемся, и Той отвержется нас. Это же слово исполнилось и над г.Б-ъ. Вот как совершилась над ним казнь Божия сколько для наказания его самого, столько же и для вразумления других, подобно ему заблуждающихся.
Наступил канун 9-го мая, дня прадничного, посвящяемого, как известно, памяти великого праздника Божия святителя Николая. Поздно вечером 8-го мая фельдфебель полубатальона кантонистов, по обыкновению, явился за приказанием к Б-ъ, застал его на диване, за круглым столом, с недопитым стаканом пунша в руках, и между прочим спросил, можно ли отпустить мальчиков по домам.
- По какому случаю?
- Завтра праздник, день св. Николая, - отвечал фельдфебель.
- Какой вам праздник! Да и что за святой ваш Николай? Такая же персть земли, как и мы с тобой. Нет никаких святых и не будет. Завтра учиться, - заключил свою кощунственную речь Б-ъ. Фельдфебель вышел. Но этого завтра не суждено было дождаться несчастному командиру. Утром в день св. Николая, когда люди г.Б-а вошли к нему в комнату, взорам их представилась следующая ужасная картина: за тем же круглым столом, на том самом диване, где накануне Б-ъ пил пунш и кощунствовал, сидел он мертвый, окоченевший, с отпечатком страшной агонии на бледном лице! И перед мертвецом на столе стоял вчерашний недопитый стакан пунша. Следовательно Б-ъ умер еще накануне, тотчас после сцены с фельдфебелем. Увидели его мертвым 9-го мая только потому, что денщики его, с вечера приготовив для барина (он был одинок) пунш вместо ужина, до самого утра (быть может, даже по приказанию самого Б-а) не приходили в его комнату.

Михаил Пушинцев.

(г.Павлодар. "Странник",1865,ноябрь)
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:27 | Сообщение # 33
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Из жизни святителя Филарета, митрополита Московского.

Покойный святитель Филарет московский был с 15-го марта 1819 года по 26-е сентября 1820 года архиепископом тверским. Целый слишком год Тверская епархия не имела счастья видеть лично своего архипастыря, хотя и получила от него приветственное послание, или грамоту, и хотя слышала о нем вести самые утешительные...
В половине мая 1820 года святитель наконец прибыл в Тверь. Много трудов и занятий ожидало его на месте нового его служения. Так как епархия долго лишена была присутствия архиерея, то в ней накопилось множество лиц, ожидавших рукоположения во священники и дьяконы, много причетников, ожидавших посвящения в стихари. Святитель почти ежедневно совершал священнослужение и не пропускал ни одного праздничного и воскресного дня. Народ с необыкновенной любовью спешил во храм, где служил архипастырь, и с жадностью слушал его возгласы и беседы.
И вот в одно из служений, совершаемых им, случилось знаменательное событие. Вскоре после приезда его в Тверь ему должно было служить в храме Живоначальныя Троицы, что за Волгой, близ Отроча монастыря. Был храмовый праздник и крестный ход в эту церковь. Священник и прихожане еще ранее, именно в августе 1818 года, получили от предшественника владыки, высокопреосв. Серафима, разрешение обновить иконостас в главном храме, но к празднику окончить работу не успели. С обновлением иконостаса потребовалось обновить живопись на иконах; иконы тоже не были готовы к празднику. Староста церковный не рассуждал долго и, не спросившись, быть может, и священника, закрыл те места, где стояли св.иконы, рогожами. Когда звали владыку на праздник, ни староста, ни священник никак не предупредили его об этом. В праздник приезжает владыка служить. При самом входе его в храм его поразили эти рогожи, висевшие на местах св. икон. Как молния загорелся гнев его.
- Куда ты привел меня?- спросил он строго священника - Где у тебя святые иконы? Похоже ли это на храм Божий, на дом молитвы?
Священник был человек весьма кроткий и добрый. В испуге он не знал, что делать и что говорить. Да и некогда было много говорить. Владыка стал облачаться, но гнев его не проходил. Началась литургия; все в страхе не знали, чем кончится дело, и на нового архипастыря своего смотрели с трепетом. Священник был ни жив, ни мертв. Служба между тем шла своим порядком; приходит время херувимской песни. Владыка, видимо, победил свой гнев. Когда пошли великим выносом, он принял святой дискос из рук протодьякона и возгласил всю царскую фамилию с свойственным ему благоговением и миром душевным.
Но лишь только сошел с того места, где обыкновенно архиерей принимает из рук протодьякона св. дискос и из рук архимандрита св. потир и где он возглашает всю царскую фамилию, и не успел еще сделать двух шагов к святому престолу, как раздался страшный, потрясающий звук. На то самое место, где стоял владыка с св. дискосом, грохнулась с самого верха иконостаса довольно полновесная медная лампада, висевшая на веревочке перед Распятием Господним, на самом верху иконостаса. Владыка вздрогнул и несколько секунд не двигался с места. Ранее минутой, - и лампада упала бы прямо на святителя и мгновенно лишила бы его жизни. Бедный священник приходский едва стоял на ногах. Владыка между тем поставил св. дискос на престол и, когда убрали лампаду, вышел из алтаря на то же самое место, принял из рук архимандрита св. потир, докончил по уставу молитвенное поминовение Св.Правительствующего Синода, синклита, военачальников, градоначальников, христолюбивого воинства и всех православных христиан и со спокойствием и свойственным ему благоговением вошел в алтарь и поставил св. потир на престол.
Литургия продолжалась своим порядком. Владыка был в особенном благоговейном настроении духа: в его чистой и прекрасной душе совершалось многое. Но сослужащие стояли около престола Божия в неразумении и страхе. И не один только приходский священник, а многие из бывших в алтаре молились Господу крепкой молитвой, чтобы Господь пронес бурю.
Но буря давно уже прошла, и благодатная тишина давно воцарилась в сердце владыки и сияла во всех его взорах, хотя он, как священнодействующий, не мог и не хотел говорить о том сослужащим. Когда владыка приобщился Св.Тайн и по прочтении благодарственных молитв сел в алтаре, к нему подходит священник. Без слов, потому что не знал, что сказать в свое оправдание, со слезами на глазах он пал пред владыкой, ожидая себе страшного приговора. Владыка поднялся.
- Встань, отец, - сказал он, поднимая священника и благословляя его. - Мы, оба, согрешили пред Господом и начали не в мире, а в гневе и вражде служить пред Ним. Он хотел наказать нас, но умилосердился и падением лампады показал, как близки мы были от погибели. Он вразумил нас и призвал на путь покаяния. Простим друг друга.
Владыка при сем еще раз благословил священника и поцеловав промолвил:
- А ты виноват предо мною тем, что не предуведомил меня о поправках в церкви.
После литургии владыка зашел к священнику в дом, сидел у него во время закуски, был смирен и благоприветлив и вышел от него в мире и спокойствии духа.

Протоиерей В.Владиславлев.

("Душеполезное чтение", сентябрь 1838 г.)
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:27 | Сообщение # 34
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Сила обета вступить в военную службу.

В мае месяце 1862 года один солдат пригласил меня совершить водоосвящение в новой квартире живущего в Ставрополе чиновника Д..., у которого находился он в услужении. Взяв с собой причетника, я немедленно отправился. Новая квартира чиновника Д... от нашей церкви отстоит довольно далеко. Ночью, перед этим, выпал сильный дождь и угрязнил дорогу. Ехать приходилось нам довольно долго и поневоле шагом. Дорога более чем на версту, тянулась по городской площади, а затем по пустырю. От нечего делать я спросил посланного за нами солдата, давно ли он на службе. "Я уже, батюшка, друго год в отставке". - "Сколько лет служил ты?" - "Да казенный я". - "То есть 25 лет?" спросил я. - "Да, 25 лет". - Я удивился. Он был так моложав, так свеж, что, судя по его наружности, никак нельзя было дать ему более 30-ти. "Верно, служба-то была тебе не мачехой, а матерью: легка, без особых изнурительных трудов?" - "Не знаю, как отвечать тебе на это, батюшка. Легка служба?! Может ли она быть легка у солдата? Обойдется ли он без трудов? На труд, на заботу солдат и присягает. Вот хоть бы и я: послужил 25 лет - и все на Кавказе, строевым; чего в это время не довелось мне потерпеть! И где не побывал я! Да, довольно-таки пошагал - или, лучше, полазил - по горам кавказским. И в Андии был, и при Гергебиле и ... мало ли где был я. К первым кавказским удальцам, может быть, я и не принадлежал, но и не отставал от них". - "Как же ты так хорошо мог сохранить свое здоровье?" спросил я. - "Это, батюшка, сделала особенная ко мне милость Божия. По этой милости Божией, помышляю я, и в службу-то военную попал". - "Да разве ты смотришь на военную службу, как на особенную милость Божию к человеку?" спросил я его с приметным удовольствием. - "Не знаю, как смотрят другие на военную службу и как должно смотреть на нее по-Божьему, а я-то, батюшка, так именно должен смотреть". - "Почему же именно ты?" - "А вот почему: по милости военной службы я и свет Божий только вижу и испытываю радости семейные". - "Как же это?" - с возрастающим любопытством спросил я. - "Я расскажу вам, батюшка, если угодно". - "Как же не угодно! Расскажи не поленись".
Я уроженец Воронежской губернии, Павловского уезда. сел.N, - так начал он. - Родитель мой - государственный крестьянин; из трех сыновей его я - самый старший. На 16-м году моей жизни Господу угодно было испытать меня: я заболел глазами. Так как у отца моего не было детей старше меня и во мне имел он уже порядочного помощника, то болезнь моя сильно печалила его. Несмотря на свою бедность. для излечения меня жертвовал он последней трудовой копейкой: я много лечился, но ни домашние, ни аптекарские лекарства не помогали. Обращались мы с молитвой и к Господу, и к Матери Божией, и св. угодникам: но и здесь милости не сподобились. С течением времени болезнь глаз моих все более и более усиливалась, и наконец я ослеп. Это последовало ровно через два года от начала моей болезни. Совершенно потеряв зрение, стал я ходить ощупью и от непривычки спотыкался. Однажды отец мой дрожащим голосом спросил меня: "Андрюша, разве ты ничего не видишь?" Вместо ответа я заплакал, и он не удержался от рыданий. Про чувство матери и говорить нечего: мать скорбела больше всех.
"Тяжело было мое положение; грустно сменялись для мменя дни и ночи. Не легче, не веселее было и батюшке. Бывало, куда он, туда и я с ним. Работая со мной, он не знал устали. Бывало, глядя на меня, не нарадуется; а теперь всюду один: и не споро, и не весело; надежда-то оборвалась. Зато стал он далеко уже не тем, чем был прежде. С работы придет в избу, скажет два-три слова и замолчит, и потом все... молчит. Я понимал, я чувствовал, что мое горе сильно поразило его. Раз в избе я остался один, через несколько минут вошел и отец. Положив руку на мое плечо, он сел возле меня и ... задумался. Молчание длилось минут пятнадцать. Наконец я не выдержал. "Батюшка", печально сказал я:" и ты все горюешь обо мне? Зачем так? Слепота моя - не от меня и не от тебя. Богу так угодно. Припомни-ка, что священник-то говорил нам на св.Пасху, когда был у нас с образами. Не унывайте много, сказал он, чтобы не дойти до ропота на Бога. Мы не знаем, и не дано нам счастье знать, почему Господь посылает то или другое несчастье. Конечно, безопаснее думать, что они посылаются по нашим грехам. При всем том было бы крайне дерзко утверждать, что одна эта мысль, хоть и справедливая, обнимает и исчерпывает все намерения Божии в ниспослании нам несчастий. Почему знать (помнишь ли, как говорил он, обратившись от нас к народу): почему знать, что и над этим семейством не повторится приговор Господа Иисуса, какогй произнес Он над семейством евангельского слепца: ни сей согреши, ни родители его... но да явятся дела Божия на нем (Иоан.9,3)? Господь у нас тот же, да и помощники наши не за горами. Святитель Митрофан близко, не далеко от нас помощь и другиг угодников Божиих. Помнишь лм ты это батюшка?" - "Так-то так, Андрюша, да как жить-то будем? Братья твои малы, едва вышли из ползунков: мать от трудов и забот сгорбилась. Я, куда ни кинь, все один. Ты - больше не работник. Кажется и не прокормимся". - "Как я не работник, батюшка? Всего, правда, делать не могу, а что-нибудь, особенно при доме авось сделаю: Господь, сказано, умудряет слепцов". - "Нет, Андрюша, какая уж твоя работа! А вот как бы что... да не знаю, как об этом сказать тебе... что-то духу не достает. Давно я собирался поговорить с тобой, да слова-то замирают на языке".
Здесь рассказчик должен был прекратить свою повесть. Мы подъехали к квартире чиновника Д... и должны были исполнить дело, для которого позваны.
На обратном пути я попросил Андрея продолжать рассказ, и он охотно продолжал.
- Кажется, я остановился на том, что родитель мой хотел поговорить о чем-то важном для нас обоих, но не имел на то духу. "Что же, батюшка?" молвил я родителю, "скажи откровенно, что такое давно уже собирался ты объявить мне". - "Эх, Андрюша, разве радость какую я скажу тебе!" - "Что бы ты ни сказал, я буду слушать". - "А вот что: ходи к слепым и учись у них петь стихи. Все чем-нибудь тогда поможешь нам, да и сам не будешь голодать". Я понял тогда всю тяжесть моего положения и всю крайность бедности, снедающей моего отца. Вместо ответа я заплакал и склонился на стол, у края которого сидел. Батюшка, как умел, стал утешать меня. "Не ты", сказал он, "первый, не ты и последний. Андрюша, дитятко мое! Верно, Богу так угодно, чтобы слепые кормились Его именем. И просят то они во имя Божие и поют... все Божие". - "Правда-то правда", в волнении заметил я, "Слепые поют стихи Божии и просят подаяние во имя Божие, дя многие ли из них живут-то по-Божьему? Батюшка, я и сам думал об этом, зная вашу нужду, но никак не могу переломить себя, никак не могу принудить себя к нищенству. Лучше день и ночь буду работать, жернова ворочать, нагишом ходить и голодом себя морить, но не пойду по окошкам, не стану таскаться по базарам и ярмаркам". После такого решительного отказа родитель мой более не настаивал и не напоминал мне о нищенстве и слепцах. Разговор этот был в конце весны. Прошла весна, наступило лето, прошло также и лето. Настала осень, а слепота моя была все в одном положении.
"Раз (это было в начале октября месяца) батюшка пришел с улицы и, обратившись к матери, со вздохом сказал ей: "Много у нас будет слез на селе". - "А что?" спросила мать. - "Да объявили набор". - "Большой?" - "Да не малый таки". Тут поговорили они об очередных, потолковали об одних, поговорили о других. Потом батюшка обратился ко мне и ни с того ни с сего с воодушевлением спросил меня: "А что, Андрюша, если бы Бог открыл зрение, пошол ли бы ты охотно в солдаты? Служба бы твоя сочлась за братьев". - "Не только с охотой, но и с величайшей радостью", сказал я. "Лучше же служить государю и отечеству, чем с сумой ходить по окошкам и даром изъедать чужой хлеб. Если бы Господь открыл мне зрение, я ушел бы в этот же набор". - "О, если бы Господь умилосердился на твое обещание, я бы с радостью благословил тебя!" - "И я бы", добавила мать. Тем вечер и кончился.
Поутру встал я раненько, по обычаю умылся и, нисколько не думая о вечернем разговоре, стал молиться. О радость! О ужас! В глазах моих отразился свет от лучины; я мог приметить даже то место ее, которое объято было пламенем, и горящий конец отличить от негорящего. "Батюшка! Матушка!" закричал я."Молитесь вместе со мною. На колени перед Господом! Милосердный, кажется, сжалился нодо мной". Отец и мать бросились на колени, упали ниц на землю, и все рыдали. В избе в эти мгновения тлько и слышны были одни молитвенные вопли души: Господи помилуй! Господи помилуй!
"Через неделю я совершенно был здоров, а в начале ноября был уже рекрутом... Минуло 25 лет моей службы, и ни разу не болели у меня глаза. А между тем под какими бывал я ветрами, в каких живал сырых и гнилых местах и какой по временам переносил зной! В настоящее время я женат и вот уже в чистой отставке, и честным трудом могу приобретать себе пропитание, никого не отягощая и никому не надоедая. После этого, батюшка, как же смотреть мне на военную службу как не на милость Божию ко мне? Видно, батюшка, служба-то государю православному, кто бы ни поступил в нее, Богу приятна". - "Как же не приятна!" сказал я: "служба военная прежде всего есть высокое служение Богу, Царю Небесному. Как же это? очень просто: государь есть избранное орудие, которое Всеблагий Господь, верховный Промыслитель наш, употребляет для исполнения на земле небесной своей воли. Оттого-то и сказано, что сердце царево в руце Божией. Государь венчается и помазывается св. миром, чтобы покровительствовать Церкви, Господом Иисусом на земле основанной, и защищать ее. Государь – глава, вы – его руки. Как он, так и вы служите прежде всего одному делу – делу, первому для всех целей на земле, делу воли Божией, земному благодатному царству Божию. А затем, так как по воле государя вы защищаете и блюдете внешнее благосостояние отечества, то вы – слуги и царя земного и своего отечества». – «Стало быть, те-то, батюшка, пред Господом тяжко согрешают, которые уклоняются от службы военной?» – «Конечно, тяжко: они подлежат осуждению ленивых рабов, не желающих принять участия в главном деле Божием на земле – в защите и сохранении святой Церкви».
Но вот еще вопрос: скажи мне, Андрей, рассказывал ли ты кому-нибудь об исцелении от слепоты?-«Да; я рассказывал многим». – «Хорошо; как же смотрели на это дело те, кому ты рассказывал?» – «Не одинаково. Одни говорили: случай и только; другие: что это – явное дело силы Божией». – «А твое мнение, твое сердце на чьей стороне?» – «Я? О, я не сомневался и не сомневаюсь», с жаром ответил он, «что это – дело особой ко мне милости Божией. За обет мой, веру и благословение родителей моих Господь собственно и умилосердился надо мною, исцелил меня. Да как же, батюшка, иначе и думать-то! От века не слышно, чтобы слепой умылся водою и прозрел! Когда в св. Евангелие зачитают слова, сказанные Господом слепому: поди, умойся в купели Силоамской (Иоан.9,7), так и встрепенется мое сердце, так и запрыгает, словно хочет выскочить. И сам не знаю в каком положении я бываю тогда: и плакать хочется, и вместе прыгать и смеяться. Ведь то же почти было и надо мною!»
Я тронут был глубоко святым чувством Андрея и только мог сказать ему: «Унеси, Андрей, это твое верование и за могилу, - и вера твоя спасет тебя!»
Так-то младенческое сердце людей простых способно познать и чувствовать дела Божии и ценить их! Блаженны эти сердца!

Протоиерей Василий Розалев

г.Ставрополь, 19 марта 1864 года.

(«Странник»,1864 г., июнь)
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:28 | Сообщение # 35
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Чудесное исцеление одной девицы.

В святой день Воскресения Христова 1821г. в Нижнем-Новгороде.
(Из автографов покойного преосвященного архиепископа Гавриила.)



Уже более месяца получены здесь, в С.-Петербурге, из Нижнего-Новгорода не только частные известия, но и официальные донесения об этом исцелении; а на днях дошло сюда подробное и совершенно несомненное сведение, основанное на исследовании, произведенном по расположению духовного и гражданского начальства. Следующее извлечение из этих сведений сделано со всевозможной точностью и большей частью словами самих донесений.
Исцелившая тридцатипятилетняя девица Ирина Андреевна живет в приходе Благовещенского собора, в доме родного брата своего, титулярного советника, Кесария Андреева Гулимова. По удостоверению родственников ее и соседей, на семнадцатом году своей жизни она сделалась больна горячкой и ломотой в голове, при чем из ушей ее текла сильная материя и потом выпала заушная косточка. Таковая болезнь продолжалась у нее около года, и хотя она получила облегчение, но стала мало слышать и тупо говорить. В таком положении была она до тридцать первого года своей жизни, чувствуя в голове своей почти всегдашнюю боль. Впрочем, при всей слабости здоровья она занималась портным мастерством, как для себя, так и для других, нос 29 числа августа 1817 года начала чувствовать в здоровье большой упадок, а наконец лишилась и зрения, и слуха, и языка, и ног. В таком увечном состоянии она находилась три года и семь месяцев, так что даже с помощью других едва могла приподниматься, чтобы сесть на постели, прислонившись к стене, а сидеть на постели просто и сходить совсем не могла. Когда нужно было, носили ее на руках, пищу брала она из посторонних рук ощупью, а в случае какой-либо просьбы давала знать, стуча рукой и мыча ртом. – И в самый день Светлого Воскресения Христова лежала она на том болезненном одре своем с матерью, которая при старости служила ей без всякой надежды на выздоровление. Но вдруг в этот самый день страдалица почувствовала легкость в ногах, облегчение в голове, свет в глазах, свободу в языке, способность слышать. В неизреченной радости встала она с постели сама по себе и пошла в ближнюю горницу, где первый попавшийся ей предмет был зеркало, в котором, увидев себя, она сказала: «как похудела! Будто мертвая!» Мать ее, видя, что она ходит и говорит, в недоумении едва могла сделать ей несколько первых вопросов. Когда же спрашивали ее об образе такого скорого освобождения от болезни, исцелившая рассказала, что за несколько дней до праздника Светлого Воскресения Христова было ей во сне видение. Видела она себя в некоем храме, коего красота выше всякого описания, и видела в нем некоего мужа, читавшего книгу, украшенную золотом. Этот муж, думает она, был Иоанн Креститель, ибо лицо его весьма похоже на образ Иоанна Крестителя, находящийся в ее комнате, коему она всегда мысленно молилась. Муж сей благословил ее и послал к другому, тут же находившемуся мужу, чрезвычайного величия и красоты, в архиерейском облачении, стоявшему на амвоне и державшему в деснице своей крест. Архиерей повелел ей приблизиться к себе, но она в трепете от его величия не могла ступить с места. Воодушевляемая первым мужем и слыша вторичное повеление от архиерея, она со страхом приблизилась к нему и пала к стопам его. В это время она увидела на ногах его по глубокой ране, а потом – таковые же на руках. Он благословил ее крестом, приклонился к ее уху и сказал: «Страдания твои кончились, в день Воскресения Моего будешь здорова».
После сего видения она имела другое, именно за несколько часов до нынешнего выздоровления. Видела она, так же во сне, пришедшую к ней необыкновенной красоты девицу, которая приветствовала ее с праздником Воскресения Христова обыкновенным выражением: Христос Воскресе! и, облобызав ее, сделалась невидимой. Проснувшись после сего последнего видения, она почувствовала себя совершенно здоровой.
Хотя исцеленная слышит еще тупо и от бывшей продолжительной болезни приметна в ней слабость, но зрение ее чисто и походка твердая; говорит она картаво, но язык ее таков от природы. На другой день Светлого Воскресения она сама собою, при стечении многочисленного народа, ходила в соборную Архангельскую церковь слушать обедню и потом слушала благодарственный молебен Господу Богу, воздвигшему ее от одра болезни.
После сего, по побуждению чудесного с ней события, она решилась посвятить себя монашеской жизни, отказалась от употребления скоромной пищи и начала употреблять постную.
Благословен Господь Бог Израилев, что Он и ныне, как прежде, посещает народ свой и творит ему избавление! Милость Его в роды родов боящимся Его (Лук.1,50,68).

Писавший сие был очевидным свидетелем оного чудесного исцеления и в достоверности подписуется.

Архиепископ рязанский Гавриил.

(«Странник», 1864г., апрель.)
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:28 | Сообщение # 36
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Чудесное исцеление одного инвалида.



Что Бог милости сделал с девицей Гулимовой в Нижнем Новгороде, то же недавно угодно было Его милосердию сделать и с одним инвалидом при Императорской Академии Наук – унтер-офицером Трофимом Каниным. О сем происшествии официальное донесение от слова до слова заключается в следующих строках.
«Служащий при Императорской Академии Наук в числе сторожей унтер-офицер Трофим Канин, ныне отроду 77 лет и всегда бывший хорошей жизни, поступил в военную службу в 1769 году, в продолжение оной был неоднократно представляем к офицерскому чину, но не мог получить его за незнанием грамоты. По отставке определен в академию в 1804 г. На старости у него мало-по-малу ослабевало зрение, и, наконец, он совершенно ослеп. После того слишком три года Канин ничего не мог видеть, как свидетельствуют об этом его соседи и прочие сослуживцы, но во все продолжение своей слепоты не упускал всякий день, с помощью вожатого, ходить к заутрене, обедне, вечерне. Наконец, в 1820 году, ночью с 14 августа на 15, день праздника Успения Божией Матери, видел он во сне, будто ходит по воде, как бы посуху; в следующую затем ночь имел то же самое видение; а на третью ночь, предстала к нему святая великомученица Екатерина и, как он выразился, наложила на голову его священную руку свою. От сего видения Канин проснулся и вдруг открывшимися своими глазами увидел находившуюся близ него печь, а потом теплящуюся у образов лампаду и спросил у своей жены: «Что так пылает лампада?» – Удивленная жена отвечала ему вопросом же: «Разве ты видишь?» – «Вижу», сказал Канин, и после того, рассказав ей чудный сон, встал и принес усердное благодарение Всемогущему Господу Богу за столь великое и неожиданное к нему благодеяние. С тех пор Канин ходит везде уже один и, невзирая на глубокую старость, пользуется довольно хорошим зрением».

Архиепископ рязанский Гавриил.

(«Странник» 1864 г., апрель.)
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:29 | Сообщение # 37
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Благодатное исцеление больной.



В 1846 году, Костромской губернии, Кинешемского уезда, в деревне Журихиной, принадлежащей к церкви села Дебова, при которой я в то время священствовал, страдала неисцелимой болезнью девица Анна Яковлева, имевшая тридцать пять лет от роду. С 25 на 26 число июня, в ночное время, приходит ко мне крестьянин деревни Журихиной Иван Яковлев, брат больной девицы, прося ее напутствовать ее Святыми Дарами. По зову его, я немедленно отправился и, увидев больную, заметил, что она была совершенно недвижима, не владела уже языком и только тяжелое дыхание служило признаком ее жизни. Такое безнадежное, отчаянное положение больной тотчас возбудило во мне мысль о том влиянии, под которым она находилась в своем семействе. Дом Яковлева хотя и не состоял в явном записном расколе, но по приверженности к расколу был весьма равнодушен ко храму Божию и христианских обязанностей вовсе не уважал и не считал обязанностями. Поэтому брат больной девицы, Яковлев, не хотел заблаговременно дать мне знать о ее болезни с тем, вероятно, умыслом, чтобы оставить ее без напутствия и потом в оправдание свое сказать, что она так опасно заболела и перестала говорить будто бы во время отлучки его ко мне. Вполне понимая невежественное их заблуждение в этом деле и вместе намерение обмануть меня, я внушал Яковлеву и прочим членам его семейства, как пагубно для души умереть без покаяния, говорил, что сами они подвергнутся гневу Божию, лишив больную возможности покаяться и призвав меня тогда уже, когда я не могу помочь ей. Видя, что мои увещания начинают смягчать загрубелые их сердца, я продолжал свою беседу до тех пор, пока они вполне не уверились в истине моих наставлений и не сознались в пагубном своем заблуждении; и сознание их наконец выражено было мне без чувств сердечных – не без слез. При этом мне прямо сказано, что брат их, Яковлев, не давал знать о больной с тем намерением, чтобы она перешла отсюда в загробную жизнь без покаяния. Упомянутые чувства возбудили во мне противоположные чувства – радость и горе: радость о том, что Господь, по своему милосердию, спасает целое семейство от заблуждения и возвращает на путь истины; горе о том, что эта несчастная больная проводила жизнь свою в удалении от Бога, от Церкви и Святых Тайн Христовых и теперь умирает без покаяния. Тронутый до глубины души ее положением, я воспользовался тогдашним случаем принесения из Тихоновского-Луховского монастыря в Георгиевскую церковь святых икон Смоленской Божией Матери и преподобного Тихона, луховского чудотворца, а из села Лучкина – Черниговской Божией Матери и убеждал брата ее, чтобы он прибег в этом случае к покровительству Божию, как к первому и последнему средству спасения болящей, - принял в свой дом святые иконы и выслушал молебственное пение о восстановлении ее здоровья. Он обещался исполнить мое прошение, как только рассветет. Незадолго до рассвета я возвратился из той деревни домой и, не смыкая глаз, готовился к совершению служения. Вскоре затем последовало всенощное бдение в честь Смоленской Божией Матери. После службы подходит ко мне брат больной, Яковлев, и удивляет меня своими слезами, напоминавшими больную сестру его. Смотря на эти слезы, я так и заключил, что она уже умерла. Но значение его слез, как сейчас открылось, было вовсе не то: он своим плачем и поклонами изъявлял мне глубокую благодарность за мои советы и объяснил мне потом, что сестре его, сверх всякого ожидания, сделалось легче и что «она уже говорить и просит вас пожаловать к ней», я тотчас поспешил к больной с иконами и Святыми Дарами, которых после исповеди она приобщилась, а потом совершено было и молебствие. По окончании молебна больная, оградив себя крестным знамением, со слезами благодарила Царицу Небесную за спасение ее жизни и объяснила тогда же, что стала чувствовать гораздо лучше. Прошло не более трех недель после принятия Святых Даров, и больная совершенно выздоровела. Тогда и сама она, и все ее домашние вполне уверились в чудодейственной силе Божией, для которой нет ничего невозможного, и с того времени все это семейство сделалось усердным к церкви Божией.

Священник Павел Ягодкин.

Село Лукино, Костр. губ.., Юрьев. Уезда.

(«Странник», 1864г., июль.)
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:29 | Сообщение # 38
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Видение пришедшим молиться.

Нижегородской епархии, в Лукояновском уезде, между селениями Кочкуровым и Саитовкой, стоит часовня, деревянная, с незапамятных времен построенная, расстоянием от Кочкурова в 3-х верстах, а от Саитовки в полуверсте. В сию часовню крестный ход из саитовской церкви бывает в десятую пятницу после Пасхи, потому что в этот день совершается празднество в саитовском храме святой мученице Параскеве, нареченной Пятнице, которой и образ, многочтимый местными жителями, имеется в помянутой часовне. Жители, преимущественно женского пола, окрестных сел и заштатного города Починок, отстоящего от часовни на десять верст, привыкли издавна приходить сюда не только во время общественной молитвы, но и во всякое время, особенно весной и летом.
Три девицы села Кочкурова, по разным причинам не пожелавшие вступить в брак, - Пелагея Яковлева Зайцева, Параскева Григорьева Борисова и Ксения Иванова Рубцова, лет семь тому назад на Пасхе, среди седьмицы, отслушав вечерню в своем приходском храме, решились идти в означенную часовню на всенощную молитву и возвратиться к утрене в храм свой.
На половине пути они, взошедши на возвышенную гору и оставив проселочную дорогу немного левее, по скалистой отлогости пошли полем, прямо к часовне. Когда она находилась от них не более как в полуверсте, им показался в ней свет сквозь отворенную дверь ее, обращенную к северо-западу. В сердцах их затрепетало чувство радости, они сказали друг другу: «вот в часовне свет; видно, усерднейшие моливенники предварили нас своим приходом».
Вскоре подошли они к глубокому оврагу, на противоположной стороне которога находилась сама часовня. Отсюда они услышали пение, которое неслось к ним через овраг часовни. Радостное чувство в них еще сильнее затрепетало. Они быстро по крутизне начали спускаться в глубину оврага. Не дойдя до часовни сажень на пять, они остановились как для того чтобы перевести дух после скорого хода, так особенно для того, чтобы внимательнее вслушаться в пение. Пение было так стройно и усладительно, что они не могли довольно надивиться и в недоумении говорили в простоте сердца: «То поют не наши кочкуровские и не саитовские, а, видно, образованные богомольцы города Починок посетили для великого праздника часовню. Не будем же скоро входить в часовню, чтобы не отвлечь нашим приходом молящихся, а станем слушать и молиться пока у часовни».
С этой целью они тихо подошли к окну часовни на юго-восточной стене ее, и две из них стали по сторонам окна, прислонясь плотно к косякам его, а девица Ксения стала напротив самого окна. В таком положении они не малое время слушали дивное пение, похожее (по их словам) на пение великого славословия. Слушая пение, они слышали и одного читавшего. Наконец, девица Ксения Иванова решилась войти в саму часовню и тотчас поспешила к ее выходу; а через несколько минут за ней последовали и другие девицы. Но едва зашли они за юго-западный угол часовни, - девица Ксения в великом изумлении встретилась с ними и сказала, что часовня заперта. Они не поверили ей, но когда вместе с ней подошли к двери часовни, то увидели, что точно дверь заперта, цепь наложена на пробой и замок висел на пробое. Когда они стояли в недоумении, - свет в окне уже не виднелся, и пение им не слышалось: везде была глубокая тишина. Пораженные ужасом, они бросились бежать в обратный путь, - и бежали в трепете до самого храма, в котором еще не была начата пасхальная утреня. Войдя в церковную караулку, они несколько отдохнули и успокоились, но никому в то время не могли и не смели рассказать о своем видении.
Я узнал об этом дивном происшествии от девицы Пелагеи Зайцевой в прошедшем 1867 году. После рассказа ее, в другое время я призвал девицу Параскеву Борисову и спрашивал ее о сем видении, и она рассказала мне точно так же, как и Зайцева, не разноглася с ней ни в одном слове. Девицы Ксении Рубцовой не было в это время в Кочкурове. Я спрашивал их: почему они так долго никому об этом событии не рассказывали? Они отвечали: «мир называет нас святошами, подозревает в лицемерии; и поэтому мы решились навсегда сокрыть эту тайну, чтобы не подвергнуться еще большему посмеянию и оскорблению».
Я не могу не верить истинности сего происшествия, во-первых, потому, что свидетельниц оного было три, а потому подозрение в вымысле или обмане чувств невозможно; во-вторых, потому, что они ведут жизнь безукоризненную: я в сороколатнее мое пастырское служение знаю их хорошо от самой юности.

Священник Иоанн Миловский.

(«Странник», 1868 г., март)

 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:29 | Сообщение # 39
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Невидимая помощь при грозившей опасности.

В марте 18…г. старушка-мать (жена священника) собралась к сыну своему, священнику Н., поступившему на должность за 150 верст от его родины. Как ни далек был путь, а материнское сердце не могло перенести разлуки с сыном; старушке-матери желалось повидаться с ним, посмотреть на новое его житье, самой увериться в его здоровье и семейной жизни. Взяв с собой дочь, дабы разделить скучное дорожное время, она пустилась с ней в путь и благополучно прибыла, куда стремилась сердцем и душой.
Радостно было свидание кровных. Незаметно протекло время, назначенное для свидания. Нужно было старушке снова расстаться с дорогими сердцу детьми и возвратиться домой, где ждала ее остальная семья. Со скорбью сердца, так естественной при разлуке с близкими сердцу, старушка-мать, простившись с детьми, пустилась с дочерью в обратный путь.
Дорога к концу зимы была нехороша по случаю оттепели. На полпути к дому, во время ночлега в с.К-не, всю ночь шел сильный проливной дождь. Утром, вставши рано, еще перед зарей, мать и дочь со стариком кучером выехали с постоялого двора. Под ногами лошадей была уже вода. Дорога из с.К-ни шла низом и вела прямо к реке, по которой ездили в зимнее время, как по ближайшему пути. Лошади шли шагом, под санями была вода и быстро бежала вниз дороги. Мать и дочь находились в тревожном состоянии, видя опасность пути. Сердца их как бы чувствовали еще большую беду. Они уже просили кучера воротить лошадей назад, но старик-кучер по простоте и упрямству не слушал их и ехал все вперед и вперед… По низменностям к-ой дороги раздался звон колоколов в близлежащих селениях, сзывающий православных в Божии храмы на молитву, так как день этот был праздничный. «Владычице, Мати Бога нашего, спаси и помилуй нас! Святии вси, помогите нам», шептали мать с дочерью. «Теперь христиане», думали они, «моляться во храмах святых, а мы вот в пути и в опасности». Как бы в подтверждение их последних дум, хрястнул лед, и лошади ухнули передними ногами в бездну… Мать и дочь обомлели от ужаса… Вдруг, откуда ни возьмись, всадник на белом коне: схватил под уздцы лошадей и осадив их назад, он воскликнул: «Куда, неразумный старик, везешь ты женщин? Или не видишь пропасть: тут смерть неминуемая, воротись назад в селение! А вы»,- обращаясь к матери с дочерью, продолжал всадник, «благодарите Господа за то, что он, по милости Своей, дал еще вам время для покаяния и молитвы; благодарите его за свое спасение от неминуемой гибели». Сказав эти слова и повернув лошадей назад к селению, всадник помчался сам по реке, и только слышен был шум воды под ногами иго коня…
Мать и дочь возвратились снова на постоялый двор и дождались дня. Днем, узнавши от крестьян, что по той дороге, по которой они ехали, нельзя продолжать путь, потому что вода подняла лед, наняли они проводника и под его охраной другим путем достигли безопасной дороги, по которой благополучно и возвратились домой, сохраняя навсегда истинную благодарность к Господу за избавление от неминуемой гибели чудесным явлением неизвестного всадника на белом коне.

Священник Василий Реморов.

Село Кириллово.

(«Странник»,1869,февраль).
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:30 | Сообщение # 40
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Бедствие от нарушения обета.

Святое и спасительное дело давать обеты. Но, давая обеты, мы непременно должны исполнять их: в противном случае они обращаются в тяжелый грех перед Богом и могут навлечь на нас праведный гнев Его не только в будущей жизни, но и в настоящей. Следующий рассказ может служить несомненным доказательством этой истины.
В селе Т-ве, Воронежского уезда, одна поселянка, по имени Варвара, лишилась своего мужа. Ее одиночество, молодые лета и хорошее состояние было причиной, что вскоре по смерти мужа Варвары многие из поселян начали искать ее руки; но Варвара объявила, что она желает навсегда остаться вдовой и не намерена вступать в замужество.
Между тем такое намерение Варвары не нравилось ее родным и знакомым, и однажды, собравшись в ее доме, они сказали ей: «Варвара! Как тебе оставаться вдовой, когда ты женщина одинокая, а дом у тебя – что полная чаша? Где тебе управиться с таким хозяйством!»- Но Варвара отвечала: «Не пойду я замуж. Пусть лучше Господь поразит меня громом, если я только подумаю о замужестве».-«Ах, Варвара», заметили ей родные, «зачем говорить такие страшные речи! Хорошо, если исполнишь свое обещание, а если не исполнишь? Пожалуй, ведь Господь и накажет тебя такой казнью!»
Замечание родных действительно скоро оправдалось. Забывши свое обещание и страшную клятву, его ограждавшую, Варвара решилась выйти в замужество. Но не забыл этого Всемогущий Господь. Уже оставалось несколько дней до ее брака, как в одно июньское утро из тонкого облака начал накрапывать тихий дождь; вслед затем вдруг блеснула молния и последовал громовой удар. Через несколько минут молния еще с большим блеском сверкнула, и тот же час последовал такой сильный громовой удар, что сотряслось все селение. Удар этот поразил Варвару!
Со страхом и горькими слезами окружили родные и знакомые обезображенный труп Варвары, сознавая, что страшная казнь сия совершилась над ней по воле праведного Бога, поразившего ее за нарушение данного ею обета.



Учитель бирюченского духовного училища

Герасим Говоров

(«Странник», 1864 г., август)
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:30 | Сообщение # 41
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Самонадеянность в деле веры.

В частной беседе о старообрядцах села К. с достоуважаемым иереем о. А.И.Т-м довелось мне слышать следующий замечательный рассказ. «Лет десять тому назад в селе раскольников г.С-ки славился строгою жизнью своей начетчик раскольничьей молельни N. Старообрядцы с глубоким уважением смотрели на своего старца-аскета и беспрекословно внимали его наставлениям, считая его за мужа праведного. «Да»,-говорили некоторые из обратившихся в православие раскольников, «N был достоин уважения: он был ревностный молитвенник, исправный постник, трудолюбивый старец; он неупустительно посещал свою молельню и неизменно выполнял все требования своей общины. Словом, это был самый рьяный раскольник, служивший для всех примером в своей строгой жизни».
Надобно сказать, что старообрядцам сильно хочется иметь у себя мощи угодников Божиих. Но за самовольное уклонение их от православной Церкви и за восхищение власти учительства, когда они не призваны быть учителями, Господь не дает им своей благодати, что в высшей степени огорчает их. В скорби душевной многие из раскольников утешают себя той мыслей, что древние мощи в православных храмах – их мощи и что Господь до поры блюдет их в храмах никонианских; но настанет время,- и мощи перейдут в их молельни…
Как бы то ни было, а время течет; ожидания же мнимых последователей старины не исполняются. Соболезнуя об удалении благодати Божией, некоторые из старообрядцев обратились к своему уважаемому старцу N и просили его приложить труды к трудам, молитву к молитве. N согласился исполнить их желание. Пост, молитва и труды его усилены. Но вот пробил и для старца, как и для всех смертных, последний час – время расстаться с жизнью и явиться на суд Всевышнего Владыки. N собрал старообрядцев и дал им завещание: «сорок дней молитесь о душе моей, в сороковой же день выньте гроб и посмотрите, не прославил ли Господь тело мое?! Прославленное тело сделайте явным для всех никонианцев». N скончался; наступил сороковой день после его смерти. Старообрядцы во множестве стеклись к гробу умершего. После панихиды вскрыли гроб N, и что же? Ужасное видение! Гроб полон бесчисленного множества разнородных гадов, коих отвратительный вид привел в ужас всех присутствовавших. В страхе и трепете захлопнута была гробовая крышка, и N навеки сокрыт в хладной земле. Так расточил Господь гордых мыслью и смирил самонадеянность неразумных мечтателей мнимой старины!

Священник Василий Ремезов

Село Кириллово.

(«Странник»,1868г., сентябрь)
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:31 | Сообщение # 42
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Милосердие Богоматери к умирающему.

Один из моих прихожан А.И. Шапошников в январе месяце сего года был одержим тяжкой внутренней болезнью, которая, не быв понята местными врачами, довела силы его до совершенного истощения. Сознав крайность своего положения, Шапошников почти ежемесячно просил меня напутствовать его Св.Тайнами, а в последнее время пожелал, чтобы совершено было над ним таинство елеосвящения. 6-го числа прошлого сентября, перед началом божественной литургии, родная тетка больного явилась ко мне и просила помолиться о болящем во время литургии; при этом объяснила она, что больно ее племянник, чувствуя близость смерти, искренно желает при конце своей жизни выслушать молебен Божией Матери Всех Скорбящих Радости и еще раз причастится Св.Тайн.
Окончив божественную литургию, я немедленно с причтом препроводил икону Всех Скорбящих Радости в дом страждущего Шапошникова, а сам по пути заехал к другому больному для напутствования его. По прибытии в дом Шапошникова, я был встречен на дворе одним из своих причетников (М.Лисицыным), который объявил мне, что больной при них скончался. При входе в дом я услышал плач семейства и увидел, что Шапошников действительно умер. Отсутствие дыхания, разлившаяся по всему организму смертельная бледность уверили и прочих, и меня, что земные страдания его кончились. Чтобы облегчить сколько-нибудь естественную при подобных случаях скорбь родных умершего, я предложил им исполнить последнее искренне желание покойного – отслужить молебен Божией Матери, на что родные умершего охотно согласились. Молебен был начат, как и нужно было ожидать, при стонах и слезах всего семейства. Во время чтения евангелия один из причетников заметил движение ресниц умершего.
По прочтении же евангелия, к всеобщему изумлению и радости, умерший возвратился к жизни. По окончании молебна, когда я подошел к нему для осенения его честным крестом, он уже сознательно смотрел на меня и на мой вопрос, не желает ли еще приобщиться Св.Тайн, - хотя слабо, но явно отвечал: «Желаю причастие».
Пораженный милосердием Божией Матери, я поспешил исполнить желание своего прихожанина и напутствовал его Св.Тайнами. После этого больной Шапошников прожил еще почти двое суток и уже под 8-е сентября, во время всенощного бдения, мирно скончался.
О сем дивном событии, явленным милосердием Божиим, и чуде, совершившимся от иконы Царицы Небесной, я, по обязанности пастыря, во славу Божию и прославление чудотворной иконы Богоматери, долгом почел довести до сведения истинных христиан.



Протоиерей Павел Тимофеев.

Воронежская губерния, города Павловска,
Соборно-Преображенской церкви.
1866г., ноября, 26 дня
(«Страник», 1867г., т.1)
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:31 | Сообщение # 43
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Суд Божий.

В селе Самайкине, Сызранского уезда, Симбирской губернии, находится суконная фабрика, действующая водою. Года три или четыре тому назад, во время весеннего полноводья, один из служащих на фабрике татар, стоя на плотине для наблюдения за ее целостностью, упал нечаянно в воду и стал тонуть. Не видя никого, он вынужден был кричать и стал призывать на помощь святителя Николая чудотворца, давая обет, в случае спасения свое жизни, принять христианскую веру. Молитва услышана: татарин спасен сбежавшимся на крик его народом.
Прошло несколько месяцев после этого события, но обет не исполнялся. Однажды утром спасенный татарин, будучи в самом веселом расположении духа, вошел в низ двухэтажного корпуса, в котором находились вододействующие колеса, устроенные в близком расстоянии от потолка. Влезши к одному остановленному колесу и надевая на него спущенный ремень, он сказал с усмешкой стоявшим около него русским: «Вот я обманул вашего Бога; посмотрим, что он мне теперь сделает!» В это самое мгновение татарин задевает за колесо, которое начало уже вращаться; оно с такой силой и скоростью придавило несчастного к потолку, что нельзя было и думать о помощи. Татарина не стало: он умер, не произнесши ни одного стона; куски его мозга разбросало на далекое расстояние. Все стоявшие тут поражены были ужасом, также и работавшие наверху, которые, не зная причины сотрясения, думали, что все строение падает. Суд Божий совершился!

С.Ц.

(«Душеполезное Чтение», июль 1860г.)
 
ПластунДата: Среда, 18.01.2012, 18:32 | Сообщение # 44
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 703
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Сергей Нилус. На берегу Божьей реки.

Вот что вспоминал один иностранец. Это было в России немного раньше войны 1812 года.
Граф Ростопчин, московский военный губернатор, был связан узами сильной дружбы с графом Орловым, настолько же безбожным, насколько и бравым. Однажды, во время ужина с обильными возлияниями, граф Орлов и один из его друзей, генерал В., такой же вольтерианец, как и Орлов, начали шутить над религией и в особенности стали прохаживаться насчет ада.
—А что, — сказал Орлов, — если что случайно окажется по ту сторону?
—Прекрасно! — возразил ему на это генерал В. — Тот из нас, кто пойдет туда первым, пусть возвратится и уведомит другого.
—Превосходная мысль! — воскликнул Орлов.
И оба тут же дали друг другу честное слово не забывать об этом обещании.
Через несколько недель после этого русская армия отправилась в кампанию, и генерал В. получил в ней высшее назначение.
Прошло две—три недели, как он покинул Москву.
Однажды, очень рано утром, в то время как граф Ростопчин занимался еще туалетом, дверь его комнаты вдруг с силой отворилась, и в комнату вошел граф Орлов в халате, в туфлях, с растрепанными волосами, с угрюмым взором, бледный как смерть.
—Орлов, это ты? — вскрикивает Ростопчин. — В такое время и в таком костюме! Что тебе нужно, что случилось?
—Мне кажется, — ответил Орлов, — что я с ума схожу: я только что видел генерала В.
—Да разве он возвратился?
—Ах, нет! — ответил Орлов, бросаясь на диван и хватаясь за голову. — Нет, он не возвращался, и в этом-то весь ужас!
Ничего не понимая, граф Ростопчин попросил объяснения.
— Несколько времени тому назад, — сказал Орлов, — В. и я поклялись, что если кто из нас умрет первым, то должен будет прийтии сказать что-нибудь о потустороннем мире. Около получаса тому назад я преспокойно лежал в своей постели, совершенно о В. не думая. Как вдруг занавесь моей постели с силой раздвинулась, и я в двух шагах от себя увидел В. Бледный, прижав руки к груди, он сказал мне: — Ад существует, и я там!
Сказал и исчез. Я тотчас же пошел к тебе. У меня голова идет кругом. Странно мне это, удивительно странно!
Граф Ростопчин успокоил его как мог. Потом приказал приготовить экипаж и отвез его домой.
Десять или двенадцать дней спустя курьер из армии привез известие о смерти генерала В. В то самое утро, когда его видел и слышал Орлов, даже в тот самый час, когда он явился в Москве, несчастный генерал, выходя, чтобы рассмотреть неприятельские позиции, был сражен пулею в грудь навылет и тотчас же умер.
 
АтаманшаДата: Четверг, 19.01.2012, 13:29 | Сообщение # 45
Генералиссимус
Группа: Старшие Администраторы
Сообщений: 1434
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Светлячок и бабочка
Светлячок, летая ночью по лесу, увидел красивую бабочку, которая порхала среди деревьев. – «Лучше летать днем, когда светло!» - Заметил светлячок бабочке.
– «Так я же ночная бабочка! – Услышал он.
– А днем я ничего не вижу. Ведь ты тоже не светишь днем!»
- «Да, это так! – Вздохнул светлячок. – Потому что днем мой свет никому не нужен!»
То, что необходимо во тьме, не имеет никакой пользы при свете:
В мирском учении – ум теряешь,
А в духовном – приобретаешь.
 
Форум » Православная страница » Духовная страница » Притчи (поучительные истории жизни)
Страница 3 из 8«1234578»
Поиск:

Благотворительный фонд помощи детским домам "Спас Нерукотворный" © 2017
Бесплатный хостинг uCozЯндекс.Метрика